Что ждёт Россию в 2020 году, мнение экспертов

Экономика России в 2020 году: чего ждать. Свежие прогнозы

СОДЕРЖАНИЕ

Что нас ждёт в 2020 году в России? Небольшой рост ВВП не должен вводить нас в заблуждение. Затянувшаяся стагнация в российской экономике не означает, что завтра не станет хуже. Банки.ру нашел девять угроз для будущего нашей экономики.

Последние новости все чаще вызывают вопрос, не стоит ли Россия на пороге нового экономического кризиса. Правда, на это нередко можно услышать ответ: «А у нас предыдущий уже закончился?»

Что нас ждёт в 2020 году в России

Сигнал 1. Доходы населения в 2020 году: денег нет и не будет

Россияне становятся все большими пессимистами, свидетельствует свежий опрос ВЦИОМа. Индекс оценок экономической ситуации снизился с 59 пунктов в 2017 году до 43 пунктов в 2018-м. Поубавилось у сограждан и социального оптимизма (40 пунктов по сравнению с 63 пунктами в прошлом году): лишь 25% ожидают улучшения своей жизненной ситуации, столько же — напротив, ухудшения, а еще 40% считают, что через год будут жить примерно так же, как и сейчас. Но это вряд ли.

Реальные располагаемые доходы населения падают четыре года подряд. Их рост в октябре (на 1,4% за последние 12 месяцев, по данным Росстата, после четырех лет непрерывного падения) не меняет ничего по существу: если год и удастся закончить в плюсе, то он будет чисто символическим. А ведь в первом полугодии рост реальных доходов был довольно бурным, но падение, возобновившееся летом, нивелировало его.

Объем свободных денег у россиян снизился в октябре по сравнению с сентябрем на 500 рублей, или 2,2%, сообщается в исследовании холдинга «Ромир». А сбережения упали до минимума за последние 15 лет. «Доля денежных доходов, использованных на сбережения, в январе — сентябре 2018 года составила 4,2% и стала минимальной в указанный период с 2004 года», — говорится в «Мониторинге социально-экономического положения и самочувствия населения» Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС.

«С точки зрения стабильности финансов макроэкономические показатели чувствуют себя хорошо: положительное сальдо торгового баланса, значительный профицит бюджета, увеличивающиеся золотовалютные резервы. Но население это на себе никак не ощущает, — рассказывает партнер, директор по развитию продуктов Zichain Тарас Чумаченко. — Сильный рост закредитованности физических лиц, рекордное падение нормы сбережений, сокращение реальных располагаемых доходов за последние четыре года вызывают наибольшую тревогу».

В качестве еще одного из симптомов обнищания населения можно привести рост подростковой преступности, считает генеральный директор GPC Pharmaceuticals Алексей Филиппов. «В подмосковном Серпухове и крымском Севастополе количество подростковых преступлений выросло с начала года примерно на 30%, в Пензе и Кургане — на 10%, — приводит он данные МВД и Генпрокуратуры. — Подобная статистика отмечается и в других крупных городах России. Чиновники не скрывают, что это катастрофа, и связана она с обнищанием населения — при полном финансовом благополучии в семье дети крайне редко попадают в мир криминала».

Не стоит ожидать роста доходов и в следующем году: этому помешает повышение НДС с 18% до 20% с января 2020 года, которое вызовет рост цен.

Туманны и более далекие перспективы. «22 ноября Госдума в третьем, окончательном чтении приняла закон о заморозке накопительной части пенсии россиян вплоть до 2021 года включительно, — напоминает Филиппов. — Работающие россияне так и продолжат кормить пенсионеров, ничего не откладывая на свои пенсии».

Совокупность этих факторов привела к тому, что холодильник все же начал побеждать телевизор. Россияне все чаще оценивают ситуацию в России исходя из той реальности, что их окружает, а не той, которую показывает официальная пропаганда. Последствия этого сдвига в сознании фиксирует еще один соцопрос — фонда «Общественное мнение» (ФОМ).

Электоральный рейтинг президента Владимира Путина за последние полгода опустился до уровня февраля 2014 года, до присоединения Крыма, фиксирует опрос ФОМа. Если в мае 2018 года за действующего президента готовы были проголосовать 64% россиян, в июне этот показатель составил уже 56%, в сентябре — 46%, а в ноябре — 45%. Последний раз такой низкий показатель был почти пять лет назад.

Снижение рейтинга Путина фиксирует и опрос ВЦИОМа. Он по-прежнему с гигантским отрывом лидирует в списке политиков, вызывающих у россиян наибольшее доверие. Однако, по самым свежим данным, этот показатель самый низкий за последние 12 лет — 35,6%.

Сигнал 2. Компании: исчезает больше, чем появляется

Плохо не только людям, но и бизнесу. По данным Федеральной налоговой службы, к сентябрю 2018 года в сравнении с 2017-м число микропредприятий снизилось на 152 тыс., предприятий малого бизнеса стало меньше на 12 тыс., а средних предприятий — на 1 тыс. «ФНС чистит реестр, избавляясь от фиктивных компаний, но все же уверен, что в списке ликвидированных большая часть относилась к приличному честному бизнесу», — полагает Алексей Филиппов.

«Что касается «демографии» организаций, то весьма показательны последние данные Росстата: в августе 2018 года в России было зарегистрировано 26 402 организации, в то время как количество официально ликвидированных за этот же период организаций составило 48 789, — приводит аналогичную статистику директор Института стратегического анализа компании «ФБК» Игорь Николаев. — Таким образом, количество ликвидированных организаций в августе 2018 года было на 84,8% больше количества созданных организаций».

С чего бы компаниям чувствовать себя хорошо, если Россия входит в число наихудших стран по стоимости ведения бизнеса. Эксперты Московской школы управления «Сколково» и инвестиционной группы UCP оценили стоимость бизнеса в 30 крупнейших экономиках мира. Россия оказалась на 27-м месте, обогнав лишь Нигерию, Египет и Аргентину.

Эксперты сравнивали страны по 19 показателям в пяти категориях: макроэкономика, безопасность инвестиций, процентные ставки, доступность капитала и налоговая политика. Например, российские публичные компании направляют на дивиденды в среднем 31,7% своей прибыли, в то время как страны БРИКС — 50,7%, а средний уровень по 30 крупнейшим экономикам — 64,6%. Капитализация фондового рынка в России составила лишь 50% национального ВВП, в то время как средний показатель — 75%.

Сигнал 3. Долги: слишком много «плохих» долгов

Один из симптомов плохого самочувствия как населения, так и бизнеса — рост кредитной нагрузки. «В России годами шел неуклонный рост просроченной задолженности, и сейчас этот долговой пузырь грозит лопнуть, спровоцировав новый экономический кризис, — говорит председатель подкомитета по финансовой грамотности и финансовому оздоровлению комитета Торгово-промышленной палаты РФ по финансовым рынкам и кредитным организациям, генеральный директор ГК «Рыков групп» Иван Рыков. — Объем долгов корпоративного сектора подходит к отметке 3 триллиона рублей».

Объем проблемной дебиторской задолженности в холдингах доходит до 80%, приводит оценку Рыков. «Все эти красивые бухгалтерские балансы, в которых указаны сотни миллионов дебиторской задолженности, по факту не представляют собой ничего, — продолжает он. — Их даже активами полноценными считать нельзя, лишь маленькая толика этих долгов реально ликвидны. Все это может привести к цепной реакции неплатежей. А что потом? Компании будут на бартер переходить, мы в экономике вернемся к ситуации времен 90-х?»

Растет и закредитованность населения. В августе 2018 года совокупные долги населения перед банками составили 13,5 трлн рублей, увеличившись с начала года на 10,7%. И это на фоне практически прекратившегося роста реальных доходов населения. Проблема «плохих» долгов уже становится актуальной для банков. По данным Федеральной службы судебных приставов, не более 25% переданных приставам долгов перед банками реально обеспечены имуществом.

Более того, растущие долги — это не только потребительские кредиты. Национальное бюро кредитных историй (НБКИ) собирает данные и о злостных неплательщиках коммунальных услуг. На начало ноября их число достигло 29,2 тыс. человек, увеличившись с начала 2018 года на 20,7%. Долг этих людей за услуги ЖКХ достиг к ноябрю 1,63 млрд рублей, увеличившись с января на 27,3%.

«Это основная проблемная точка экономики. Самые настораживающие данные — высокий уровень проблемных кредитов, который близок к максимуму 2011 года, — обращает внимание глава отдела макроэкономического анализа Saxo Bank Кристофер Дембик, оценивая, правда, прежде всего долги россиян перед банками. — В долгосрочной перспективе экономике России предстоит сильный спад».

Сигнал 4. Налоговый прессинг

Надеяться на улучшение текущей ситуации сложно в условиях постоянно растущих налогов. За последние три года налоги росли темпами, вдвое превышающими рост зарплат. Компания «Финэкспертиза», проанализировав данные Росстата и Федерального казначейства, подсчитала, что наибольшую нагрузку на россиян оказывают три вида налога: транспортный, имущественный и земельный. С 2015 по 2017 год собираемость этих сборов выросла на 28%, а зарплаты — только на 15%.

И новый год не сулит в этом плане ничего хорошего. «Повышение НДС с января 2020 года, скорее всего, усилит негативные процессы в экономике: инфляция вырастет, следовательно, реальные доходы населения упадут, потребительский сектор экономики столкнется со снижением прибылей, что послужит драйвером роста безработицы, — полагает генеральный директор сервиса онлайн-займов «Робот Займер» Роман Макаров. — При этом если не удастся остановить снижение реальных доходов населения, то экономика России в следующем году может столкнуться с рецессией и околонулевыми темпами роста».

Сигнал 5. Обилие плохих идей

Ухудшить ситуацию может не только реальное событие (как то же повышение НДС, например), но и всего лишь намерение. Или даже просто идея. К сожалению, умы наших правителей слишком богаты на идеи, от которых подчас больше вреда, чем пользы. «Очень много вбрасывается в информационное поле не слишком значимых, но дестабилизирующих идей. Например, отнимать в пользу государства невостребованные вклады», — говорит управляющий директор по макроэкономическому анализу и прогнозированию «Эксперт РА» Антон Табах. Инициатива, которая в случае ее воплощения в будущем затронет единицы, уже сейчас наносит гораздо больше вреда: для вкладчиков в текущей ситуации достаточно услышать, что государство хочет экспроприировать вклады, а уж подробности им не нужны.

Однако есть и куда более серьезные инициативы. Последний яркий пример — дедолларизация российской экономики. Она уже спровоцировала отток средств из банков. В августе объем депозитов в российских банках снизился на 0,6%, а в сентябре — на 0,8%. В реальном выражении отток вкладов в III квартале 2018 года составил 1,1%, что стало худшим квартальным показателем с 2014 года. Но это еще не все.

«Уговорить иностранных партнеров использовать в договорах российский рубль, в принципе, несложно. Однако надо понимать, что партнер, желая застраховать себя от колебаний на валютных рынках, согласится на цену контракта с крупным, вплоть до одной трети, дисконтом, — предупреждает доцент экономического факультета МГУ Магомет Яндиев. — Иными словами, российская нефть будет стоить не 3 600 рублей за бочку, при цене в 60 долларов за баррель и обменном курсе 60 рублей за доллар, а меньше, всего 2 500—3 000 рублей за бочку. С другой стороны, поставляемый в Россию, скажем, трактор будет стоить не 1,2 миллиона рублей при его изначальной стоимости в 20 тысяч долларов, а дороже — 1,7—2 миллиона рублей. В обоих случаях в цене будет отражен тот факт, что российская валюта ненадежна и имеет высокую волатильность. С экономической точки зрения дедолларизация принесет нашей стране колоссальные убытки, но мы все уже давно привыкли, что политическая необходимость превалирует над экономической целесообразностью».

Сигнал 6. Рост цен в 2020 году.

Рост цен по итогам 2018 года превысит 3,4%, заложенные в прогнозе Минэкономразвития, уже признал глава ведомства Максим Орешкин.

«На фоне повышения НДС с 18% до 20% в начале 2020 года ЦБ РФ ожидает ускорения годовой инфляции до 5—5,5%, — указывает аналитик QBF Денис Иконников. — Таким образом, рост цен является не естественным следствием увеличения доходов и потребления населения, а во многом оказывается искусственным».

Причем 5,5% инфляции по итогам 2020 года — это оптимистичные ожидания регулятора. Есть и пессимистичные: инфляция может достичь двухзначных показателей. «По нашим оценкам, вероятна рецессия в 2020 году, но уже в 2020-м экономика опять перейдет к росту, в 2021 году темпы роста будут сопоставимы с уровнем базового сценария, — заявила недавно председатель Банка России Эльвира Набиуллина, выступая в Госдуме. — Возможен кратковременный всплеск инфляции до двузначных значений, необходимо ужесточить денежно-кредитную политику, но это будет нести краткосрочный эффект».

Напомним, что последний раз двухзначная инфляция в России была зафиксирована по итогам 2015 года — 12,9%.

Сигнал 7. Плохое качество экономического роста

По итогам этого года ВВП России должен немного, но вырасти. ЦБ прогнозирует рост в 1,5—2%, Минэкономразвития — 2,1%. В МВФ ожидают роста нашей экономики на 1,7%.

«Меня беспокоит плохое качество этого роста, которое идет в основном за счет экспорта, а главное, отсутствие драйверов роста вне госинвестиций: пессимизм CFO на максимуме за несколько лет, потребители экономят, сбережения подъедаются», — говорит Антон Табах.

«Вызывает тревогу усиление нефтяной зависимости отечественной экономики, которое происходит на фоне слабеющего рубля и пока еще относительно дорогой нефти, — отмечает Роман Макаров. — Большую часть 2018 года рублевая цена нефти находилось на исторических максимумах, что позволяло нефтедобытчикам получать сверхприбыли. Естественно, что в таких условиях в первом полугодии доля нефтегазовых доходов бюджета выросла сразу на 5 процентных пунктов до 45,6%. При этом в условиях чрезмерно слабого рубля многие другие сектора экономики сталкиваются с проблемами: снижением доходов и покупательной способности граждан, невозможностью импорта оборудования и общим ростом цен в экономике».

Беспокоят и риски, связанные с изоляцией российской экономики, говорит председатель правления Веста Банка Виктор Жидков. «Хотя есть определенные сомнения в том, что изоляция наступит, потому что мир стал совсем другим, — рассуждает Жидков. — Сегодня появляется большое количество новых бизнесов, которые вообще не подразумевают наличие границ. Повсеместная глобализация и цифровизация ведет к прогрессу. Интересы международных компаний направлены на объединение. Изолирование от мировых рынков помогает во время международных финансовых бурь, однако в обычном режиме не дает нам развития».

Сигнал 8. Инвестиции бегут из России

Из России утекают деньги: как портфельные инвестиции, так и прямые.

Совокупный чистый отток капитала с фондового и долгового рынков России со стороны фондов, инвестирующих в акции и облигации РФ, за неделю с 15 по 21 ноября 2018 года достиг 90 млн долларов США против оттока в 40 млн долларов неделей ранее, приводит данные EPFR Global. При этом чистый отток капитала из российских акций составил 60 млн долларов (против 10 млн неделей ранее), а из облигаций — 30 млн (столько же, сколько и неделей ранее). Причем это была шестая неделя подряд, когда уходили деньги из фондов, инвестирующих в облигации. Все это можно было бы списать на общемировую тенденцию: деньги сейчас уходят с практически всех развивающихся рынков. Однако в России начался и отток прямых иностранных инвестиций.

В III квартале этого года чистый отток прямых иностранных инвестиций (ПИИ) достиг 6 млрд долларов, что стало абсолютным рекордом в постсоветской России. Цифра за январь — сентябрь пока положительная, за счет притока начала года. Однако показатель девяти месяцев 2018 года оказался в 11 раз ниже показателя 2017 года за тот же период: 2,4 млрд против 25,8 млрд долларов.

«Это признак низкой уверенности в экономике в связи с экономическими санкциями, а также с неспособностью диверсифицировать экономику и обеспечить более легкий доступ к кредитам», — комментирует Кристофер Дембик данные по чистому оттоку капитала в III квартале и по его прогнозируемому росту в IV квартале.

«Россия трижды достигала пика использования производственных мощностей: в 2007, 2012 и 2017 годах, — говорит начальник управления аналитики и стратегического маркетинга Промсвязьбанка Николай Кащеев. — И каждый раз, начиная со второго, рост ВВП был вдвое ниже предыдущего. Это значит, что мы потерпели провал в инвестиционной сфере. И структурно экономика больше не работает. Решение, которое приняли: проектное финансирование за счет государства. Но в наших условиях, при нынешнем состоянии институтов, это путь в никуда».

Сигнал 9. Риск падения цены на нефть в 2020 году

Сегодня гораздо больше тревоги вызывают внешние факторы, а не ситуация внутри России, полагает директор департамента риск-менеджмента компании «Ай Кью Джи Управление активами» Александр Баранов. «На что мы отреагируем со стопроцентной вероятностью, так это на падение мировых цен на нефть», — утверждает эксперт. Есть несколько причин, позволяющих ожидать снижения цен на нефть в ближайшем будущем.

Во-первых, это денежная политика в США и Европе. «За последние три года ФРС США уже восемь раз повышала учетную ставку, в результате чего она поднялась с 0,25% до 2,25%, и это не предел, — говорит Баранов. — В декабре заявлено очередное повышение, в 2020 году — еще три, в 2020-м — еще два». Мировые рынки уже реагируют коррекцией на ожидания повышения ставки, и эта коррекция будет еще сильнее, если ФРС не откажется от своих планов, считает Баранов. Одновременно Европейский центробанк в середине следующего года заканчивает количественное смягчение, то есть политику дешевых денег для экономики, и переходит в повышению ставки. Сейчас она около нуля, так что простор для повышения есть.

Второй негативный фактор — долговой кризис в Италии. «Долг Италии составляет 2,3 триллиона евро, и в следующем году эта страна должна рефинансировать 300 миллиардов евро этого долга, — продолжает Александр Баранов. — Никто не знает, как Италия переживет это рефинансирование, учитывая, что ее рейтинг уже опустился до ВВВ, то есть до границы инвестиционного уровня. Судя по объемам, этот долговой кризис может оказаться гораздо серьезнее, чем было в Ирландии, Греции или на Кипре».

Любое сжатие экономики вызовет падение спроса на нефть. «Цены на нефть очень сильно реагируют на малейшие колебания спроса, — обращает внимание Баранов. — Например, в 1997 году, когда случился кризис в Юго-Восточной Азии, дисбаланс спроса и предложения составил всего 2,5%, и это привело к тому, что за десять месяцев цена на нефть упала в 2,5 раза».

О риске снижения цен на нефть говорит и Тарас Чумаченко. «Себестоимость сланцевой добычи в США сократилась почти в два раза с 2014 года, — приводит он пример. — Трем крупнейшим производителям нефти — России, США и Саудовской Аравии — теперь трудно будет договориться о сокращении добычи для того, чтобы удержать цены».

Александр Баранов напоминает также о дополнительных трубопроводных мощностях Канады и США, которые будут введены в эксплуатацию во втором полугодии 2020 года, позволят США получить больше дешевой нефти на внутреннем рынке и, следовательно, снизить закупки у стран ОПЕК.

«Несмотря на стабилизацию ситуации в российской экономике, похоже, что запаса прочности по-прежнему не хватает, чтобы без серьезных негативных последствий перенести повторный внешний шок», — отмечает Чумаченко.

Историк: Спад в сфере технологий, науки и экономики — доминирующая тенденция в России

Москва тратит больше денег на вооруженные силы, чем на развитие науки и технологий.

Военные расходы в России всегда имеют приоритет над важными экономическими и социальными реформами, которые препятствуют конкурентоспособности страны на мировой арене и прокладывают путь к ее ослаблению и возможной дезинтеграции, пишет для «Главреда» преподаватель истории и международных отношений в Тбилисском государственном университете Эмиль Авдалиани.

Если посмотреть на 2010-ые годы и заглянуть в 2020-е, мы ясно увидим, что спад в сфере технологий, науки и экономики в целом в России по-прежнему является доминирующей тенденцией. Движущим фактором этого развития являются непомерные военные расходы страны.

В 2011 году рост доходов от нефтедобычи убедил руководство в Кремле, что этих ресурсов хватит для наращивания военной мощи страны, что привело к утверждению чрезвычайно дорогой Программы вооружений до 2020 года. Эти крупные инвестиции совпали с сокращением многих инициатив премьера Дмитрия Медведева по программе «модернизации» и были раскритикованы многими экономистами.

Многочисленные отчеты указывают на значительное снижение научной производительности в РФ. В 2008 году Российская академия наук отчиталась о научно-техническом развитии России до 2030 года, отметив, что страна теряет свою технологическую базу, поскольку становится все более зависимой от продажи природных ресурсов. Другими фундаментальными проблемами являются неэффективность и высокий уровень коррупции.

История России во многих отношениях циклична: фундаментальные процессы имеют тенденцию повторяться снова и снова в течение длительного периода времени. К концу 1980-х годов, когда Советский Союз был на гране распада, Москва существенно отставала от Запада в технологическом и других важных секторах. Цены на нефть были низкими, а спрос на реформы высоким, но природные ресурсы потратили на военную технику. Результатом, как и ожидалось, стал распад Советского Союза.

Возвращаясь к истории России в начале ХХ века, незадолго до начала Первой мировой войны, мы видим явный спрос в правительстве и среди элиты страны на социальные и экономические реформы во всей империи. Однако это был также период милитаризации в Европе и появлялись первые признаки грядущего мирового конфликта. В то время произошли события, показывающие, насколько отсталой (по сравнению с Западной Европой) Россия была как в экономическом, так и в военном отношении. Чрезмерные расходы на вооруженные силы и привели к катастрофе в 1917 году, когда началась революция.

За последнее десятилетие Россия снова переживала эту проблему. Обсуждая, что является более важным для российского государства – социально-экономические реформы или крупные военные расходы, — в 2000-х годах правительство решило инициировать быстрое военное возрождение.

Как и в более ранние периоды российской истории, в течение последнего десятилетия шла борьба между сторонниками жесткой линии и либералами. Решение США о выходе из договора о РСМД еще больше ободрит российских сторонников жесткой линии и ослабит либералов. Это, вероятно, приведет к тому, что Москва снова будет тратить больше денег на вооруженные силы, чем на развитие науки и технологий.

Экономика в россии 2020 что нас ждет

Экономика в россии 2020 что нас ждет

Рост российского ВВП замедлится до 1,3% в 2020 году и незначительно ускорится до 1,6% в 2020-м и до 1,9% в 2021 году. Негативный вклад в развитие экономики внесут снижение цен на нефть, замедление роста экспорта и повышение ставки НДС. Таков прогноз экономистов Центра развития НИУ ВШЭ (поступил в распоряжение РБК).

Согласно базовому прогнозу Минэкономразвития, экономика будет расти на 2% в 2020 году, а начиная с 2021 года темпы роста ВВП достигнут 3%.

2020 год — самый тяжелый

Создание в 2020 году Фонда развития, который будет привлекать деньги преимущественно на внутреннем рынке и финансировать инфраструктурные проекты, позволит увеличить расходы в среднем на 0,5% ВВП. В целом расходы федерального бюджета вырастут на 1,1% ВВП.

По прогнозу ВШЭ, нефть Urals подешевеет с $71 за баррель в 2018-м до $63 к 2021 году. Предпосылки для стагнации экспорта нефти создаст продолжение действия соглашения России с ОПЕК и другими странами-экспортерами наравне с истощением нефтяной сырьевой базы.

Экспорт в минус

Экспорт нетопливных товаров и услуг из России рос вслед за темпами мировой экономики. Однако глобальный экономический рост замедлится: с 3,7% в 2017–2018 годах до 3,5% в 2021 году. «Общее замедление роста экспорта нетопливных товаров и услуг до 2,5–3,5% окажет негативное влияние на российскую экономику в 2020–2021 годах», — отмечают экономисты ВШЭ.

Вклад повышения пенсионного возраста в экономический рост будет незначительным — менее 0,1 п.п. в 2020–2020 годах и не больше 0,2 п.п. в 2021-м, считают экономисты ВШЭ.

Что думают другие?

Пенсионная реформа даже замедлит экономический рост, утверждает макроаналитик Райффайзенбанка Станислав Мурашов. «Реализация майских указов, безусловно, прибавит роста экономике, но пенсионная реформа отнимет даже больше», — сказал РБК экономист. Занятость в возрастных группах, которые затронет реформа, составляет около 40% у мужчин и 50% у женщин, а трудоспособность сильно ограниченна. «Экономическая активность после выхода на пенсию резко падает. Люди не могут найти работу или не находят сил работать. В то, что вдруг вырастет занятость людей, подпавших под отсрочку, верится с трудом. Многие будут вынуждены перейти под крыло своих детей. Так или иначе доходы буду сильно снижаться», — пояснил он.

Мурашов считает оценки ВШЭ по экономическому росту реалистичными. «Мы также ожидаем рост ВВП примерно 1,5% в ближайшие годы. Мы не верим в эффективность бюджетного стимула и не ждем ускорения — непонятно, за счет каких факторов роста он может быть достигнут», — добавил Мурашов.

Прогноз ВШЭ основан на условиях положительного эффекта реформ и сохранения санкций без их существенного ужесточения. Но для экономистов РАНХиГС темпы роста в 1,3–1,9% — это пессимистичный сценарий, который вероятен в случае, если реформы и майские указы не будут реализованы, а санкционный режим серьезно усилится. «Мы рассчитываем на более высокие темпы. На наш взгляд, более вероятен сценарий, когда темпы роста могут достичь более 2% в 2020 году и превысить 2% к 2021-му», — заявил РБК заведующий лабораторией макроэкономических исследований РАНХиГС Сергей Дробышевский.

Экономика в россии 2020 что нас ждет

Прогноз экспертов для экономики России на 2020 год

К сожалению, «устойчивость» и «надежность» — не те слова, которыми можно описать текущее состояние российской экономики. Курсы валют то и дело скачут, финансовые риски обостряются, и потому даже самые квалифицированные и опытные эксперты с большой осторожностью высказываются касательно ближайшего будущего РФ. Но как же быть? В конце концов, совершенно невозможно управлять экономическими процессами, предварительно не спланировав свой бюджет с учетом вероятных негативных трендов!

Это правило распространяется не только на любой семейный бюджет, но и на бюджет Российской Федерации. Для правительства РФ ситуацию ежегодно прогнозируют эксперты, работающие в ведущих аналитических компаниях и международных экономических организациях. Они используют огромные массивы данных и самые современные инструменты компьютерного моделирования, чтобы понять потенциальные риски, выделить факторы роста или падения показателей, а также описать главные тренды в российской экономике.

Ничуть не меньше финансовые прогнозы на 2020 год интересуют простых россиян. Каждый взрослый человек понимает, что предсказанные аналитиками экономические скачки повлекут за собой изменения в текущей налоговой системе, скажутся на социальных гарантиях и повлияют на уровень жизни в стране.

Из-за шаткого положения экономики РФ прогнозы на 2020 год весьма актуальны

Еще большую злободневность этот вопрос приобретает в условиях, когда экономика государства находится в состоянии рецессии – сегодня кризисные явления и санкции слишком сильны, чтобы не обращать на них внимание. Давайте узнаем, что прогнозируют на 2020 год ведущие российские и международные специалисты, и какой они видят экономику РФ в ближайшем будущем!

Какой будет экономика России в 2020 году?

Увы, никаких стопроцентных гарантий даже самые точные прогнозы не дают. Эксперты редко сходятся во мнениях касательно того, чего стоит ожидать в будущем, потому что в развитие событий могут вмешиваться различные непрогнозируемые факторы. При этом все ведомства, работающие под эгидой правительства, публикуют крайне позитивные прогнозы. По их мнению, уже в 2020 году Россию ожидает период экономического подъема и стабильности.

Для такого прогноза есть несколько причин: скоро будет реализована программа замещения импорта, а особые адаптационные меры сделают страну независимой от сырьевых конъюнктурных изменений. Впрочем, когда речь идет о конкретных цифрах, правительственные эксперты высказываются осторожнее – невероятный рост ВВП в 2020 году не прогнозируется. Единственное, что обещают россиянам — рецессия наконец-то сменится стагнацией с позитивным трендом.

Независимые компании и всемирные организации говорят о том, что если сравнивать экономические показатели в России с прошлыми годами, то можно говорить о наметившейся положительной тенденции. Однако ситуация может мгновенно поменяться – инфляция давит все сильнее, сырьевые рынки (особенно нефтяной) постоянно находятся под угрозой падения, структура отраслей государства осталась неизменной, а внешнеполитический фактор играет не на руку правительству. Есть и сторонники откровенно отрицательного сценария: по их мнению, в 2020 году Россию ждет очередной кризисный виток.

Прогноз от Министерства экономического развития

На основании аналитических выкладок, сделанных специалистами Минэкономразвития на трехлетний период, правительственные службы разрабатывают и корректируют бюджетные показатели. Именно от них зависят не только стратегические ориентиры РФ, но и благосостояние простых россиян. В последнем прогнозе, опубликованном Минэкономразвития, сказано, что экономическая политика должна разрабатываться с учетом сохранения западных санкционных ограничений. Основные прогнозы ведомства выглядят так:

  • бюджету грозит острый дефицит, поэтому на 2020 год прогнозируется его уменьшение – ориентировочно на 5%;
  • нефтедобыча к началу 2020 года сократится на 52 миллиона тонн и составит примерно 675 миллиардов тонн. При этом показатели экспорта будут зафиксированы на отметке в 140 миллиардов тонн;
  • поставки энергетических ресурсов за рубеж будут наращиваться – в 2018-2020 годах они возрастут до 243 и 247,2 миллионов тонн соответственно;
  • экономика страны может достичь докризисного уровня к началу 2020 года, если цена на черное золото стабилизируется и составит 70 долларов за единицу объема;
  • при сохранении тренда на низкую стоимость нефти возникнет необходимость пересмотреть тарифы на газ. Для промышленного сектора эти цифры возрастут на 2% в год, для обычных россиян – на 3%;
  • предполагается, что тарифы на перевозку грузов и пассажиров будут увеличены на 4,5-4,2% за год;
  • энергетический тариф для промышленного сектора и населения вырастет на 5,1—5,6%;
  • согласно заявлению главы Минэкономразвития, которым сегодня является Максим Орешкин, в 2020 году страна может продемонстрировать экономический рост в пределах 3-3,5%. Правда, само Министерство экономического развития в официальных документах озвучило цифру 2,2-3,1%, причем такое показатель будет доступен при реализации самого оптимистичного сценария. Превысить трехпроцентную отметку, скорей всего, удастся только в 2020 году.

Впрочем, представители Министерства недавно откорректировали свой долгосрочный прогноз. Последние тенденции показали, что в экономике России возобновился спад, так что увеличение показателей больше чем на 2% вряд ли возможно. Показатель ВВП за последние месяцы упал на 0,3%, что стало одним из самых негативных результатов за несколько лет. При этом Минэкономразвития старается обнадежить граждан, называя данный спад локальным: пока что он произошел в ограниченном числе отраслей, прежде всего — в металлургии и на производстве промышленного оборудования и механизмов.

Экономический прогноз от Центробанка РФ

Исходя из прогнозов, озвученных Эльвирой Набиулинной, экономические показатели государства вырастут примерно на 2,3-2,5% за 2018-2020 год. По мнению представителей Центробанка, основной фактор, влияющий на финансовое положение России — это рост внутреннего спроса, который приведет к возрастанию потребления со стороны домохозяйств и расширению инвестиций в предпринимательском секторе. В прогноз заложены два вероятностных сценария:

  • Оптимистичный: нефтецены вырастут до 79-80 долларов за единицу объема уже к концу 2018 года;
  • Консервативный: цена барреля нефти будет равна примерно 58-60 долларам.

Предполагаются, что инфляционные проявления получится обуздать и удержать на отметке в 4%. При этом рост ВВП в 2018 году достигнет от 1,5 до 2%, а в 2020 году – замедлится до 1-1,5%.

Прогноз от Высшей школы экономики

Специалисты из ВШЭ кардинально не согласны с правительственными ведомствами. Они прямо говорят, что слова Владимира Путина и Максима Орешкина о вступлении страны в фазу полноценного экономического роста не отвечают действительности. Скачок нефтецен представители ВШЭ назвали «подарком», который позволил России ненадолго подняться вверх, оттолкнувшись от экономического дна. Уже в 2018 году страну ожидают стагнационные процессы, из-за которых РФ будет отставать от мировых показателей в 7 раз.

Пока что Российская Федерация продолжает функционировать в режиме, названным «сырьевой трубой». Несмотря на то, что правительство говорит о переориентации отраслей и развитии инноваций, концентрация доходов в сфере добычи ресурсов и их экспорта за границу только возрастает. Эксперты озвучили прогноз, согласно которому к началу 2020 года можно ожидать роста не более чем на 0,5%. Причем даже в том случае, если нефтецены останутся стабильными – ведь именно нефть обеспечивает 60% валютных доходов государства.

По словам Натальи Акидиновой, занимающей должность директора Центра развития ВШЭ, текущая государственная политика приведет к углублению экономического кризиса. Прибыльность всех экономических отраслей, исключая нефтедобычу и экспорт сырьевых товаров за границу, продолжает снижаться. Увеличение зарплатного фонда на 5% было достигнуто простым путем – уменьшением числа занятого населения на 2%, а если учесть постоянное закрытие предприятий малого бизнеса, то доходы граждан заметно сократились.

По мнению аналитиков, этот экономический спад можно назвать рекордным – за последние годы показатель розничной торговли упал на 13,1% (в сравнении с 2014 годом, то есть до начала кризисных явлений). Показатели в строительной сфере снизились на 7,8%, а обрабатывающей – на 0,5%, а спрос со стороны домохозяйств упал на 10%, что отвечает показателю восьмилетней давности.

Более 90% инвестиционных сложений обеспечивается не бизнесом, а государством — например, происходят вливания в высокобюджетные проекты типа Керченского моста или проведения ЧМ-2018, которые не принесут ощутимого дохода в будущем. Такую экономику эксперты называют «костыльной» — она продолжает держаться на госвливаниях и сырьевых государственных корпорациях.

Центр Гайдара, РАНХиГС и Академия внешней торговли

В итоге были разработаны два сценария:

  • Инерционный: в его условия заложена цена нефти марки Urals по 55-56 долларов за единицу объема в 2018 и 2020 годах. Показатель ВВП в таком случае вырастет на 1,4-1,2%. В случае реализации такого сценария гражданам можно рассчитывать на определенный рост доходов (примерно на 1,6-1,5% в год);
  • Консервативный: падение стоимости нефти до отметки в 40,8-41,7 долларов за баррель приведет к росту ВВП всего на 0,8-0,7%. Ставки по кредитам в этом случае могут возрасти до 16,4% годовых, так что мнение Центробанка о дальнейшем снижении этого показателя вряд ли окажется правдивым. При этом доходы населения возрастут всего на 1-0,4% за 2018 и 2020 год.

Оба сценария предполагают, что Центробанку удастся обуздать инфляционные проявления на уровне не более 4-5% в год. Впрочем, сами эксперты относятся к этому довольно скептически. Из-за действия санкционных ограничений, принятых США, можно ожидать потерь на фондовом рынке, скачков курса валюты и очередного оттока капитала. Кроме того, проблемы ожидают предприятия и корпорации, которые имеют кредитные обязательства перед Западными банками – теперь у них могут потребовать досрочного погашения долгов.

Впрочем, некоторые правительственные эксперты уже вступили в полемику — они отрицают выкладки РАНХиГС, полагая, что страна ощутит действие новых санкций только в краткосрочном периоде. Экономика России, по их словам, прекрасно приспособилась к западным ограничениям, а у государства есть еще множество внутренних источников развития. В качестве примера они приводят Иран – санкции против страны по-прежнему действуют, но она запускает в космос новые спутники. А значит, все в порядке будет и у России.

Прогноз от Института стратегического анализа ФБК

Директор указанного ведомства — Игорь Николаев, — утверждает, что считать кризис разрешенной проблемой еще рано. Такие явления в экономике можно обуздать лишь одним способом — выяснив и устранив причины их проявления. Но сегодня в отношении РФ все также действуют санкционные ограничения, а цены на нефть нельзя назвать стабильными в долгосрочной перспективе. Даже при условии роста нефтецен с 40 до 60 у.е. за баррель, экономика России не перестанет быть сырьевой.

Предприятий малого бизнеса в стране по-прежнему мало, падение показателей сельскохозяйственной сферы за прошлый год составило 2%, а строительной – более 3%, промышленный сектор также не демонстрирует никаких улучшений. Несмотря на заявления правительственных ведомств про падение инфляции, реальные доходы граждан продолжают снижаться. Говорить о том, что Россия может в 2020-2020 годах догнать и перегнать мировые экономические показатели (а именно такую задачу сформулировал Владимир Путин), пока не приходится.

В качестве дополнительных рисков эксперт назвал ухудшение политической обстановки вокруг РФ, возможность пролонгации соглашения стран ОПЕК о сокращении нефтедобычи, а также наращивание сланцевой добычи в США. Рост социальных гарантий – это исключительно предвыборное мероприятие. Страна не вышла из кризиса, а лишь немного адаптировалась к нему. Текущие проблемы не решены, и хорошо, если ВВП в 2020 году не покажет прирост в 0%.

Прогноз специалистов из Всемирного банка

  • в 2018 году экономический рост страны может составить 1,7%;
  • в 2020 году можно ожидать увеличения показателей еще на 1,8% (прошлое прогнозное значение составило всего 1,4%).

В качестве причины для улучшения прогнозных выкладок были названы нефтекотировки, которые пока что демонстрируют устойчивый рост. В 2020 году Банк прогнозирует установление среднегодовых нефтецен на отметке в 50-63 доллара за единицу объема. Отдельно было отмечено, что позитивное влияние на РФ оказывает общее состояние мировой экономики и торговли – объемы экспортно-импортных операций снова возросли, а инвесторы заметно оживились.

При этом Россия должна приготовиться к ситуации, когда «нефтяное ралли» будет исчерпано. Революционные изменения в данной сфере, которые активизировали сланцевую добычу энергоресурсов, обеспечат рынку дешевые поставки. Падение нефтецен прогнозируется как минимум до 2025 года. Эти условия вызовут отставание экономического роста РФ от мировых показателей в 2 раза, а от прочих стран БРИКС — в 3 раза. За пять лет экономику РФ ожидает рост примерно на 4,1%, в то время как Китай «подрастет» на 38%, а США — на 14%.

Прогноз агентства Goldman Sachs

Представители данного аналитического агентства полагают, что Россия может выйти на показатель экономического роста в пределах 2,9%. Причиной положительной динамики они называют стабилизацию нефтяных цен, однако другие внешнеполитические и внешнеэкономические факторы имеют негативную направленность, так что докризисного уровня Россия все еще не достигнет.

Эксперты полагают, что уже в 2020 году правительство сделает все, чтобы адаптировать страну к очередным негативным реалиям. Также не стоит забывать, что в 2018 году подойдет полное исчерпание ресурсов Резервного Фонда, а в 2020 году будут использованы все деньги из Фонда национального благосостояния. После этого у страны останутся четыре основных направления, которые помогут российскому правительству бороться с кризисом и наполнять бюджет:

  • власти могут решиться на запуск «печатного станка»;
  • фискальная политика может быть пересмотрена в сторону повышения;
  • начнется очередная волна приватизации;
  • будут сокращены расходы, прежде всего — на социалку, образовательную сферу и медобслуживание.

Эксперты считают приватизационные мероприятия самой безболезненной мерой по стабилизации экономики – она даст России возможность привлечь капитал в размере полутриллиона рублей всего за один год. В этом случае страна могла бы сохранить суверенные фонды, создав условия для рыночной конкуренции и активизировав приток капиталов в обрабатывающие сектора.

Чтобы удержать экономику Российской Федерации на плаву, правительству в 2020 году придется сделать выбор между интересами корпораций и граждан

Повышение налогов считают не самым удачным мероприятием – особенно в периоды, когда экономика находится в рецессии. Многие владельцы малого и среднего бизнеса просто не выдержат дополнительной фискальной нагрузки — при том, что сегодня российский бизнес уже платит немаленькие проценты.

Что касается социальных расходов, то к их сокращению население уже почти привыкло, но всякому терпению есть предел. Включение печатного станка, безусловно, закончится резкой инфляцией, причем она может достигнуть отметки в 10% и более. Итогом станет отток капитала и падение уровня сбережений у домохозяйств, которые сегодня и так находятся в довольно сложном положении.

Некоторые эксперты говорят, что в 2020 году правительству предстоит сделать нелегкий выбор между гражданами и корпорациями. Стабилизировать ситуацию можно, если кто-нибудь в госаппарате сможет усмирить «аппетиты» представителей оборонного сектора, государственных подрядчиков, добывающих госкорпораций и силовиков. Пора делать ставку на малый и средний бизнес, чтобы экономика имела шанс на выравнивание в течение ближайших пяти лет.

Экономика в россии 2020 что нас ждет

Безжалостный прогноз на 2020 год: Россию ждет рост безработицы и экономический спад

В 2020-м россиян ждут массовые увольнения и стагнация в экономике. Тем не менее половина из них сохраняет новогодний оптимизм.

По последним данным российского Министерства труда, начало следующего года не будет радостным для многих россиян. Уже в первом квартале могут потерять работу 230 тысяч человек. В 2020 году экономику ждут трудные времена и серьезный рост безработицы. По тем же данным, в течение года работу могут потерять 1,1 млн россиян. При подготовке прогноза Минтруда собрало информацию в 46 тысячах компаний, в которых работает 12 млн человек. Масштабные увольнения планируют 23% российских компании.

Айтишники спят спокойно

Официально уровень безработицы в России – самый низкий в истории. Владимир Путин хвастается этими показателями на каждой конференции и горячей линии с народом.

В ноябре уровень безработицы составил 4,8%, то есть без работы были 3,6 млн человек. Путин утверждает, что из-за антироссийских санкций безработица растет не в России, а в Европе.

Российская экономика, а особенно крупные государственные или олигархические концерны имеют непропорционально раздутую администрацию и всевозможные отделы маркетинга, финансов, управления персоналом, рекламы, продаж и т.д. В эпоху нефтяного процветания административные структуры корпораций распухли, особенно в штаб-квартирах компаний.

— Причиной были кумовство и традиция нанимать целые семьи и «кланы» друзей, – объясняет в беседе с «Белсатом» Татьяна Становая, эксперт Московского Центра Карнеги. – Огромные деньги в государственных и олигархических компаниях вытекали также в тысячи малых и средних консалтинговых, рекламных и торговых компаний.

Именно эти отрасли столкнуться с самыми большими сокращениями. Увольнения следующего года коснутся в основном Москвы и Санкт-Петербурга, то есть штаб-квартир крупных корпораций. Больше всего поводов для волнений имеют сотрудники банков. По прогнозам, более 30 000 работников финансовых учреждений находятся под угрозой сокращений.

— Это прямые последствия растущей стагнации и, например, снижения спроса на кредиты, а также эффект поиска возможностей сэкономить со стороны банков и корпораций, – говорит Становая.

Компании экономят и делают ставку на интернет. Прогрессивная цифровизация услуг, однако, становится причиной увольнений. В следующем году серьезные сокращения ожидают транспортную отрасль, автомобильную и в целом машиностроительную промышленность, а также горнодобывающую и нефтегазовую. И везде увольнения коснуться в основном офисных работников. Увольнять будут даже гиганты: Газпром, Роснефть и Лукойл. Единственная отрасль, где не будет ухудшения, и даже наоборот, будут наняты новые сотрудники – это IT-сектор. До 18% российских IT-компаний планируют нанять новых специалистов.

Усталый оптимизм

В отличие от предыдущих кризисов – 1998 и 2008 годов или даже обвала рубля в 2014-м, на этот раз кризис развивается точечно и растянут во времени.

70% россиян встретят Новый год дома. Фото Forum/Sergei Malgavko/TASS

Неудивительно, что депрессивные настроения россиян растут. Согласно последнему опросу Всероссийского центра изучения общественного мнения, число россиян, чувствующих усталость и грусть, удвоилось. По сравнению с концом прошлого года с 8 до 19 % увеличилось чувство усталости. Количество грустящих выросло с 4 до 10%, а разочарованных – с 3 до 10%.

Эти настроения подтверждает и недавнее исследование Левада-Центра, которое показывает, что 66% россиян тоскуют по СССР. Это самый высокий показатель за последние десять лет. Ностальгия и депрессия, однако, в значительной степени касаются представителей старшего поколения. Предстоящие же сокращения ударят по молодым и более образованным жителям столицы и крупных городов.

— Они до сих пор были бенефициарами российского государственно-олигархического капитализма, который до недавнего времени не считался с издержками, – говорит Татьяна Становая. – Однако сейчас корпорации начинают экономить.

Тем не менее россияне полны оптимизма перед Новым годом. По данным ВЦИОМ, 57% россиян считают уходящий год успешным.

А 49% чувствуют радость и ждут перемен к лучшему в следующем году. Впрочем, эти ожидания спровоцированы новогодним оптимизмом. Другие цифры говорят больше о настроениях граждан. Проведенный по заказу газеты «Ведомости» опрос исследовательского холдинга «Ромир» показывает, что в 2015 году 41% россиян встречали Новый год дома, в этом году их количество выросло до 70 процентов. На самом важном празднике года экономят даже состоятельные россияне. Число тех, кто будет отмечать Новый год, выезжая в другой город, сократилось в четыре раза, и только два процента планируют ехать за границу.

Впрочем, почти 3 миллиона россиян, даже если бы захотели, не смогли бы уехать за границу из-за… долгов. В прошлом году их было 1,7 млн человек. И хотя бы в этом отношении сегодняшняя Россия приближается к модели СССР. Ведь тогда никто не ездил в новогоднюю ночь за границу. Только, вероятно, те, кто идеализирует времена Брежнева, ностальгируют по чему-то другому.

Что ждёт Россию в 2020 году, мнение экспертов

Что нас ждёт в 2020 году в России? Небольшой рост ВВП не должен вводить нас в заблуждение. Затянувшаяся стагнация в российской экономике не означает, что завтра не станет хуже. Банки.ру нашел девять угроз для будущего нашей экономики.

Последние новости все чаще вызывают вопрос, не стоит ли Россия на пороге нового экономического кризиса. Правда, на это нередко можно услышать ответ: «А у нас предыдущий уже закончился?»

Что нас ждёт в 2020 году в России

Сигнал 1. Доходы населения в 2020 году: денег нет и не будет

Россияне становятся все большими пессимистами, свидетельствует свежий опрос ВЦИОМа. Индекс оценок экономической ситуации снизился с 59 пунктов в 2017 году до 43 пунктов в 2018-м. Поубавилось у сограждан и социального оптимизма (40 пунктов по сравнению с 63 пунктами в прошлом году): лишь 25% ожидают улучшения своей жизненной ситуации, столько же — напротив, ухудшения, а еще 40% считают, что через год будут жить примерно так же, как и сейчас. Но это вряд ли.

Реальные располагаемые доходы населения падают четыре года подряд. Их рост в октябре (на 1,4% за последние 12 месяцев, по данным Росстата, после четырех лет непрерывного падения) не меняет ничего по существу: если год и удастся закончить в плюсе, то он будет чисто символическим. А ведь в первом полугодии рост реальных доходов был довольно бурным, но падение, возобновившееся летом, нивелировало его.

Объем свободных денег у россиян снизился в октябре по сравнению с сентябрем на 500 рублей, или 2,2%, сообщается в исследовании холдинга «Ромир». А сбережения упали до минимума за последние 15 лет. «Доля денежных доходов, использованных на сбережения, в январе — сентябре 2018 года составила 4,2% и стала минимальной в указанный период с 2004 года», — говорится в «Мониторинге социально-экономического положения и самочувствия населения» Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС.

«С точки зрения стабильности финансов макроэкономические показатели чувствуют себя хорошо: положительное сальдо торгового баланса, значительный профицит бюджета, увеличивающиеся золотовалютные резервы. Но население это на себе никак не ощущает, — рассказывает партнер, директор по развитию продуктов Zichain Тарас Чумаченко. — Сильный рост закредитованности физических лиц, рекордное падение нормы сбережений, сокращение реальных располагаемых доходов за последние четыре года вызывают наибольшую тревогу».

В качестве еще одного из симптомов обнищания населения можно привести рост подростковой преступности, считает генеральный директор GPC Pharmaceuticals Алексей Филиппов. «В подмосковном Серпухове и крымском Севастополе количество подростковых преступлений выросло с начала года примерно на 30%, в Пензе и Кургане — на 10%, — приводит он данные МВД и Генпрокуратуры. — Подобная статистика отмечается и в других крупных городах России. Чиновники не скрывают, что это катастрофа, и связана она с обнищанием населения — при полном финансовом благополучии в семье дети крайне редко попадают в мир криминала».

Сильный рост закредитованности физических лиц, рекордное падение нормы сбережений, сокращение реальных располагаемых доходов за последние четыре года вызывают наибольшую тревогу.

Не стоит ожидать роста доходов и в следующем году: этому помешает повышение НДС с 18% до 20% с января 2020 года, которое вызовет рост цен.

Туманны и более далекие перспективы. «22 ноября Госдума в третьем, окончательном чтении приняла закон о заморозке накопительной части пенсии россиян вплоть до 2021 года включительно, — напоминает Филиппов. — Работающие россияне так и продолжат кормить пенсионеров, ничего не откладывая на свои пенсии».

Совокупность этих факторов привела к тому, что холодильник все же начал побеждать телевизор. Россияне все чаще оценивают ситуацию в России исходя из той реальности, что их окружает, а не той, которую показывает официальная пропаганда. Последствия этого сдвига в сознании фиксирует еще один соцопрос — фонда «Общественное мнение» (ФОМ).

Электоральный рейтинг президента Владимира Путина за последние полгода опустился до уровня февраля 2014 года, до присоединения Крыма, фиксирует опрос ФОМа. Если в мае 2018 года за действующего президента готовы были проголосовать 64% россиян, в июне этот показатель составил уже 56%, в сентябре — 46%, а в ноябре — 45%. Последний раз такой низкий показатель был почти пять лет назад.

Снижение рейтинга Путина фиксирует и опрос ВЦИОМа. Он по-прежнему с гигантским отрывом лидирует в списке политиков, вызывающих у россиян наибольшее доверие. Однако, по самым свежим данным, этот показатель самый низкий за последние 12 лет — 35,6%.

Сигнал 2. Компании: исчезает больше, чем появляется

Плохо не только людям, но и бизнесу. По данным Федеральной налоговой службы, к сентябрю 2018 года в сравнении с 2017-м число микропредприятий снизилось на 152 тыс., предприятий малого бизнеса стало меньше на 12 тыс., а средних предприятий — на 1 тыс. «ФНС чистит реестр, избавляясь от фиктивных компаний, но все же уверен, что в списке ликвидированных большая часть относилась к приличному честному бизнесу», — полагает Алексей Филиппов.

«Что касается «демографии» организаций, то весьма показательны последние данные Росстата: в августе 2018 года в России было зарегистрировано 26 402 организации, в то время как количество официально ликвидированных за этот же период организаций составило 48 789, — приводит аналогичную статистику директор Института стратегического анализа компании «ФБК» Игорь Николаев. — Таким образом, количество ликвидированных организаций в августе 2018 года было на 84,8% больше количества созданных организаций».

С чего бы компаниям чувствовать себя хорошо, если Россия входит в число наихудших стран по стоимости ведения бизнеса. Эксперты Московской школы управления «Сколково» и инвестиционной группы UCP оценили стоимость бизнеса в 30 крупнейших экономиках мира. Россия оказалась на 27-м месте, обогнав лишь Нигерию, Египет и Аргентину.

Эксперты сравнивали страны по 19 показателям в пяти категориях: макроэкономика, безопасность инвестиций, процентные ставки, доступность капитала и налоговая политика. Например, российские публичные компании направляют на дивиденды в среднем 31,7% своей прибыли, в то время как страны БРИКС — 50,7%, а средний уровень по 30 крупнейшим экономикам — 64,6%. Капитализация фондового рынка в России составила лишь 50% национального ВВП, в то время как средний показатель — 75%.

Сигнал 3. Долги: слишком много «плохих» долгов

Один из симптомов плохого самочувствия как населения, так и бизнеса — рост кредитной нагрузки. «В России годами шел неуклонный рост просроченной задолженности, и сейчас этот долговой пузырь грозит лопнуть, спровоцировав новый экономический кризис, — говорит председатель подкомитета по финансовой грамотности и финансовому оздоровлению комитета Торгово-промышленной палаты РФ по финансовым рынкам и кредитным организациям, генеральный директор ГК «Рыков групп» Иван Рыков. — Объем долгов корпоративного сектора подходит к отметке 3 триллиона рублей».

Объем проблемной дебиторской задолженности в холдингах доходит до 80%, приводит оценку Рыков. «Все эти красивые бухгалтерские балансы, в которых указаны сотни миллионов дебиторской задолженности, по факту не представляют собой ничего, — продолжает он. — Их даже активами полноценными считать нельзя, лишь маленькая толика этих долгов реально ликвидны. Все это может привести к цепной реакции неплатежей. А что потом? Компании будут на бартер переходить, мы в экономике вернемся к ситуации времен 90-х?»

Растет и закредитованность населения. В августе 2018 года совокупные долги населения перед банками составили 13,5 трлн рублей, увеличившись с начала года на 10,7%. И это на фоне практически прекратившегося роста реальных доходов населения. Проблема «плохих» долгов уже становится актуальной для банков. По данным Федеральной службы судебных приставов, не более 25% переданных приставам долгов перед банками реально обеспечены имуществом.

В России годами шел неуклонный рост просроченной задолженности, и сейчас этот долговой пузырь грозит лопнуть, спровоцировав новый экономический кризис.

Более того, растущие долги — это не только потребительские кредиты. Национальное бюро кредитных историй (НБКИ) собирает данные и о злостных неплательщиках коммунальных услуг. На начало ноября их число достигло 29,2 тыс. человек, увеличившись с начала 2018 года на 20,7%. Долг этих людей за услуги ЖКХ достиг к ноябрю 1,63 млрд рублей, увеличившись с января на 27,3%.

«Это основная проблемная точка экономики. Самые настораживающие данные — высокий уровень проблемных кредитов, который близок к максимуму 2011 года, — обращает внимание глава отдела макроэкономического анализа Saxo Bank Кристофер Дембик, оценивая, правда, прежде всего долги россиян перед банками. — В долгосрочной перспективе экономике России предстоит сильный спад».

Сигнал 4. Налоговый прессинг

Надеяться на улучшение текущей ситуации сложно в условиях постоянно растущих налогов. За последние три года налоги росли темпами, вдвое превышающими рост зарплат. Компания «Финэкспертиза», проанализировав данные Росстата и Федерального казначейства, подсчитала, что наибольшую нагрузку на россиян оказывают три вида налога: транспортный, имущественный и земельный. С 2015 по 2017 год собираемость этих сборов выросла на 28%, а зарплаты — только на 15%.

И новый год не сулит в этом плане ничего хорошего. «Повышение НДС с января 2020 года, скорее всего, усилит негативные процессы в экономике: инфляция вырастет, следовательно, реальные доходы населения упадут, потребительский сектор экономики столкнется со снижением прибылей, что послужит драйвером роста безработицы, — полагает генеральный директор сервиса онлайн-займов «Робот Займер» Роман Макаров. — При этом если не удастся остановить снижение реальных доходов населения, то экономика России в следующем году может столкнуться с рецессией и околонулевыми темпами роста».

Сигнал 5. Обилие плохих идей

Ухудшить ситуацию может не только реальное событие (как то же повышение НДС, например), но и всего лишь намерение. Или даже просто идея. К сожалению, умы наших правителей слишком богаты на идеи, от которых подчас больше вреда, чем пользы. «Очень много вбрасывается в информационное поле не слишком значимых, но дестабилизирующих идей. Например, отнимать в пользу государства невостребованные вклады», — говорит управляющий директор по макроэкономическому анализу и прогнозированию «Эксперт РА» Антон Табах. Инициатива, которая в случае ее воплощения в будущем затронет единицы, уже сейчас наносит гораздо больше вреда: для вкладчиков в текущей ситуации достаточно услышать, что государство хочет экспроприировать вклады, а уж подробности им не нужны.

Однако есть и куда более серьезные инициативы. Последний яркий пример — дедолларизация российской экономики. Она уже спровоцировала отток средств из банков. В августе объем депозитов в российских банках снизился на 0,6%, а в сентябре — на 0,8%. В реальном выражении отток вкладов в III квартале 2018 года составил 1,1%, что стало худшим квартальным показателем с 2014 года. Но это еще не все.

«Уговорить иностранных партнеров использовать в договорах российский рубль, в принципе, несложно. Однако надо понимать, что партнер, желая застраховать себя от колебаний на валютных рынках, согласится на цену контракта с крупным, вплоть до одной трети, дисконтом, — предупреждает доцент экономического факультета МГУ Магомет Яндиев. — Иными словами, российская нефть будет стоить не 3 600 рублей за бочку, при цене в 60 долларов за баррель и обменном курсе 60 рублей за доллар, а меньше, всего 2 500—3 000 рублей за бочку. С другой стороны, поставляемый в Россию, скажем, трактор будет стоить не 1,2 миллиона рублей при его изначальной стоимости в 20 тысяч долларов, а дороже — 1,7—2 миллиона рублей. В обоих случаях в цене будет отражен тот факт, что российская валюта ненадежна и имеет высокую волатильность. С экономической точки зрения дедолларизация принесет нашей стране колоссальные убытки, но мы все уже давно привыкли, что политическая необходимость превалирует над экономической целесообразностью».

С экономической точки зрения дедолларизация принесет нашей стране колоссальные убытки.

Сигнал 6. Рост цен в 2020 году.

Рост цен по итогам 2018 года превысит 3,4%, заложенные в прогнозе Минэкономразвития, уже признал глава ведомства Максим Орешкин.

«На фоне повышения НДС с 18% до 20% в начале 2020 года ЦБ РФ ожидает ускорения годовой инфляции до 5—5,5%, — указывает аналитик QBF Денис Иконников. — Таким образом, рост цен является не естественным следствием увеличения доходов и потребления населения, а во многом оказывается искусственным».

Причем 5,5% инфляции по итогам 2020 года — это оптимистичные ожидания регулятора. Есть и пессимистичные: инфляция может достичь двухзначных показателей. «По нашим оценкам, вероятна рецессия в 2020 году, но уже в 2020-м экономика опять перейдет к росту, в 2021 году темпы роста будут сопоставимы с уровнем базового сценария, — заявила недавно председатель Банка России Эльвира Набиуллина, выступая в Госдуме. — Возможен кратковременный всплеск инфляции до двузначных значений, необходимо ужесточить денежно-кредитную политику, но это будет нести краткосрочный эффект».

Напомним, что последний раз двухзначная инфляция в России была зафиксирована по итогам 2015 года — 12,9%.

Сигнал 7. Плохое качество экономического роста

По итогам этого года ВВП России должен немного, но вырасти. ЦБ прогнозирует рост в 1,5—2%, Минэкономразвития — 2,1%. В МВФ ожидают роста нашей экономики на 1,7%.

«Меня беспокоит плохое качество этого роста, которое идет в основном за счет экспорта, а главное, отсутствие драйверов роста вне госинвестиций: пессимизм CFO на максимуме за несколько лет, потребители экономят, сбережения подъедаются», — говорит Антон Табах.

«Вызывает тревогу усиление нефтяной зависимости отечественной экономики, которое происходит на фоне слабеющего рубля и пока еще относительно дорогой нефти, — отмечает Роман Макаров. — Большую часть 2018 года рублевая цена нефти находилось на исторических максимумах, что позволяло нефтедобытчикам получать сверхприбыли. Естественно, что в таких условиях в первом полугодии доля нефтегазовых доходов бюджета выросла сразу на 5 процентных пунктов до 45,6%. При этом в условиях чрезмерно слабого рубля многие другие сектора экономики сталкиваются с проблемами: снижением доходов и покупательной способности граждан, невозможностью импорта оборудования и общим ростом цен в экономике».

Беспокоят и риски, связанные с изоляцией российской экономики, говорит председатель правления Веста Банка Виктор Жидков. «Хотя есть определенные сомнения в том, что изоляция наступит, потому что мир стал совсем другим, — рассуждает Жидков. — Сегодня появляется большое количество новых бизнесов, которые вообще не подразумевают наличие границ. Повсеместная глобализация и цифровизация ведет к прогрессу. Интересы международных компаний направлены на объединение. Изолирование от мировых рынков помогает во время международных финансовых бурь, однако в обычном режиме не дает нам развития».

Сигнал 8. Инвестиции бегут из России

Из России утекают деньги: как портфельные инвестиции, так и прямые.

Совокупный чистый отток капитала с фондового и долгового рынков России со стороны фондов, инвестирующих в акции и облигации РФ, за неделю с 15 по 21 ноября 2018 года достиг 90 млн долларов США против оттока в 40 млн долларов неделей ранее, приводит данные EPFR Global. При этом чистый отток капитала из российских акций составил 60 млн долларов (против 10 млн неделей ранее), а из облигаций — 30 млн (столько же, сколько и неделей ранее). Причем это была шестая неделя подряд, когда уходили деньги из фондов, инвестирующих в облигации. Все это можно было бы списать на общемировую тенденцию: деньги сейчас уходят с практически всех развивающихся рынков. Однако в России начался и отток прямых иностранных инвестиций.

В III квартале этого года чистый отток прямых иностранных инвестиций (ПИИ) достиг 6 млрд долларов, что стало абсолютным рекордом в постсоветской России. Цифра за январь — сентябрь пока положительная, за счет притока начала года. Однако показатель девяти месяцев 2018 года оказался в 11 раз ниже показателя 2017 года за тот же период: 2,4 млрд против 25,8 млрд долларов.

«Это признак низкой уверенности в экономике в связи с экономическими санкциями, а также с неспособностью диверсифицировать экономику и обеспечить более легкий доступ к кредитам», — комментирует Кристофер Дембик данные по чистому оттоку капитала в III квартале и по его прогнозируемому росту в IV квартале.

«Россия трижды достигала пика использования производственных мощностей: в 2007, 2012 и 2017 годах, — говорит начальник управления аналитики и стратегического маркетинга Промсвязьбанка Николай Кащеев. — И каждый раз, начиная со второго, рост ВВП был вдвое ниже предыдущего. Это значит, что мы потерпели провал в инвестиционной сфере. И структурно экономика больше не работает. Решение, которое приняли: проектное финансирование за счет государства. Но в наших условиях, при нынешнем состоянии институтов, это путь в никуда».

Сигнал 9. Риск падения цены на нефть в 2020 году

Сегодня гораздо больше тревоги вызывают внешние факторы, а не ситуация внутри России, полагает директор департамента риск-менеджмента компании «Ай Кью Джи Управление активами» Александр Баранов. «На что мы отреагируем со стопроцентной вероятностью, так это на падение мировых цен на нефть», — утверждает эксперт. Есть несколько причин, позволяющих ожидать снижения цен на нефть в ближайшем будущем.

Мы потерпели провал в инвестиционной сфере. И структурно экономика больше не работает.

Во-первых, это денежная политика в США и Европе. «За последние три года ФРС США уже восемь раз повышала учетную ставку, в результате чего она поднялась с 0,25% до 2,25%, и это не предел, — говорит Баранов. — В декабре заявлено очередное повышение, в 2020 году — еще три, в 2020-м — еще два». Мировые рынки уже реагируют коррекцией на ожидания повышения ставки, и эта коррекция будет еще сильнее, если ФРС не откажется от своих планов, считает Баранов. Одновременно Европейский центробанк в середине следующего года заканчивает количественное смягчение, то есть политику дешевых денег для экономики, и переходит в повышению ставки. Сейчас она около нуля, так что простор для повышения есть.

Второй негативный фактор — долговой кризис в Италии. «Долг Италии составляет 2,3 триллиона евро, и в следующем году эта страна должна рефинансировать 300 миллиардов евро этого долга, — продолжает Александр Баранов. — Никто не знает, как Италия переживет это рефинансирование, учитывая, что ее рейтинг уже опустился до ВВВ, то есть до границы инвестиционного уровня. Судя по объемам, этот долговой кризис может оказаться гораздо серьезнее, чем было в Ирландии, Греции или на Кипре».

Любое сжатие экономики вызовет падение спроса на нефть. «Цены на нефть очень сильно реагируют на малейшие колебания спроса, — обращает внимание Баранов. — Например, в 1997 году, когда случился кризис в Юго-Восточной Азии, дисбаланс спроса и предложения составил всего 2,5%, и это привело к тому, что за десять месяцев цена на нефть упала в 2,5 раза».

О риске снижения цен на нефть говорит и Тарас Чумаченко. «Себестоимость сланцевой добычи в США сократилась почти в два раза с 2014 года, — приводит он пример. — Трем крупнейшим производителям нефти — России, США и Саудовской Аравии — теперь трудно будет договориться о сокращении добычи для того, чтобы удержать цены».

Александр Баранов напоминает также о дополнительных трубопроводных мощностях Канады и США, которые будут введены в эксплуатацию во втором полугодии 2020 года, позволят США получить больше дешевой нефти на внутреннем рынке и, следовательно, снизить закупки у стран ОПЕК.

«Несмотря на стабилизацию ситуации в российской экономике, похоже, что запаса прочности по-прежнему не хватает, чтобы без серьезных негативных последствий перенести повторный внешний шок», — отмечает Чумаченко.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector