Мировой экономический кризис 2019-2020 года: будет ли, когда

Экономический кризис 2019

Мировой кризис 2019-2020 года: будет ли

СОДЕРЖАНИЕ

Глобальный мировой кризис 2019-2020 годов прогнозируют ведущие экономисты и финансисты из разных стран мира. Не исключает такой вероятности и Всемирный банк. Один из аргументов его специалистов – рецессия происходит каждые 10 лет. Так что финансовых потрясений можно ждать в любой момент – по аналогии с 2008-2009 годами.

«Глобальные перспективы» от Всемирного банка

В своем докладе «Глобальные экономические перспективы» аналитики Всемирного банка оценивают ближайшие перспективы как оптимистичные. Вывод основан на ускоренном экономическом росте, который демонстрирует больше половины государств мира. Однако ближе к концу года прогнозы становятся более тревожные – специалисты не исключают начало кризиса в 2020 году. Если проанализировать последний 50-летний период, то выяснится, что глобальные рецессии случались практически каждые 10-12 лет.

Базовый прогноз роста мировой экономики на текущий год составляет 3%, но финансисты считают, что реальный показатель окажется ниже 2%. Такая вероятность оценивается в 21%. Напомним, что в 2008-ом экономика продемонстрировала рост 1,8% — это привело к финансовому коллапсу.

8 сигналов предстоящих изменений

Нуриэль Рубини, один из самых влиятельных экономистов в мире, также прогнозирует глобальный финансовый кризис в 2019-2020 годах. Предыдущий его прогноз сбылся с абсолютной точностью. В своей статье, опубликованной на страницах Project Syndicate, эксперт отмечает, что к указанному периоду созреют все условия для его наступления, и перечисляет 8 признаков близкой глобальной рецессии:

  1. Прекращение фискального стимулирования, что повлечет за собой падение роста экономики до 2% и ниже.
  2. Перегрев американской экономики, обусловленный высокой инфляцией.
  3. Обострение торговых отношений Америки с Китаем, Канадой, ЕС и другими государствами. Такое положение дел на мировом рынке тормозит рост экономики и увеличивает инфляцию.
  4. Федеральный резерв США будет и в дальнейшем вынужденно повышать процентные ставки. Цепной реакцией может стать сокращение внешних и внутренних инвестиций.
  5. Обострение противостояния протекционизму США со стороны других государств. Формирующиеся рынки развивающихся стран в полной мере ощущают его последствия.
  6. Медленный экономический рост в Еврозоне, внутренние финансовые противоречия. Нестабильность может стать «пусковым крючком» для Италии и других стран-участниц ЕС для выхода из него.
  7. Низкая доходность государственных облигаций в США сделает их слишком дорогими, удорожание высокодоходных кредитов негативно отразится на состоянии рынка недвижимости.
  8. Инвесторы, почувствовав скорые перемены, постараются быстро избавиться от неликвидных обязательств, продать их в срочном порядке.

Нуриэль Рубини не исключает внешнеполитический кризис 2020 года и военное противостояние США с Ираном, организованные Дональдом Трампом.

Аналитик акцентирует внимание на том, что следующий год – предвыборный в США. Это может ослабить экономику сильнее прогнозируемого, замедлив рост до 1%, если не ниже. Как следствие, Соединенные Штаты столкнутся с проблемой нехватки рабочих мест, безработицы.

Если ситуация усугубится ирано-американским военным конфликтом, то кризис будет еще более жестким, вплоть до неплатежеспособности отдельных правительств. Предотвратить спад у властей вряд ли получится, так как инструменты для этого ограничены, а размер долга выше, чем в предыдущий кризисный период.

Предпосылки кризиса

Первые тревожные сигналы обозначились в конце прошлого года, когда американские биржи закрылись резким снижением индексов Dow Jones, S&P 500, Nasdaq. Это была худшая биржевая неделя за последнее десятилетие.

Эксперты пристально следят за динамикой на сырьевом рынке и обращают внимание на стремительное падение цен на основные сырьевые группы. Уже сегодня крупный бизнес готовится к падению производства, сокращению потребности в энергии и сырье. Негативные настроения уже ощущаются на американском потребительском рынке. Результаты исследований показывают, что у представителей малого и среднего бизнеса оптимизма нет – они смотрят в будущее реалистично и готовятся к падениям объемов прибыли уже в этом году.

Отсутствие политической стабильности в мире – не лучшие условия для экономического развития и роста. Францию захлестнули протесты, в Германии предстоит смена политиков, а в ЕС – окончание Брексита. Что дальше? Аналитики осторожны в прогнозах.

Торговые войны

МВФ считает, что объемы торговли на мировом рынке снизятся до 4%. Если сравнивать с показателем 2018-го, то спад незначительный – на 0,2%. А если брать показатели 2017 года, то сокращение товарооборота куда более ощутимо – на 1,2%.

Эксперты фонда видят основную причину в торговых войнах между Вашингтоном и Пекином. Главная интрига в том, получится ли заключить у двух ведущих экономик мира торговое соглашение до 1 марта текущего года. Пока же стороны далеки от этого шага – по ряду вопросов существуют серьезные разногласия.

Недавние события, связанные с компанией Huawei и обвинением ее финансового директора в промышленном шпионаже, эксперты называют попыткой Белого дома усилить свою позицию на предстоящих переговорах. Не менее жесткую позицию заняла и китайская сторона.

И в Китае, и в США понимают, насколько опасна нерешенная проблема и как на нее могут отреагировать фондовые рынки. Соответственно, решиться она должна в течение нескольких месяцев.

Глобальный или азиатский?

Будет ли кризис 2019-2020 глобальным? Есть разные версии на этот счет. По одной из них, эпицентром экономического коллапса станет Китай. Спад охватит азиатские развивающиеся страны – так уже было в 1998-ом, когда кризис затронул Таиланд, Малайзию, Индонезию, а позднее – Аргентину и РФ. На этот раз такими точками нестабильности могут стать Аргентина, Турция, Бразилия.

Наивно рассчитывать на то, что обвал китайской экономики пройдет бесследно для всего мира. Китай входит в число крупнейших потребителей металла и нефти, так что последствия будут ощутимыми. Особенно в этих сегментах.

Экономический кризис 2019

Российский экономический кризис-2019: когда и откуда ждать финансовых ударов

В будущем году отечественная система может вернуться в стагнацию

23.12.2018 в 15:31, просмотров: 16793

Новый год приближается, а значит, пора задаться вопросом: что ждет российскую экономику в 2019-м? Ответ точнее всего подскажут цифры. Росстат пока радует: четвертый квартал оказался успешнее, чем ожидалось. Хотя рост ВВП составил весьма скромные 1,5%. Но есть и другие поводы для оптимизма: в рейтинге Bloomberg Россия — на втором месте по экономическим успехам среди развивающихся стран. Нас обошла только Малайзия, зато мы обогнали Китай! Когда такое было, уже не каждый вспомнит. И в рейтинге Всемирного банка Doing Business Россия регулярно повышает свои позиции — не стал исключением и последний ежегодный рейтинг. Так, значит, все в порядке? Если бы…

Кризисы по расписанию

Ощущение тревоги есть не в одной России. Регулярно публикуются аналитические материалы, предупреждающие о грядущем возвращении мирового экономического кризиса, об очередном «надувательстве» тех или иных пузырей в разных точках земного шара, о признаках, роднящих текущую ситуацию с глобальным финансовым коллапсом 2008 года.

Можно увлечься созерцанием красных — нет, не пока еще не фонарей, но лампочек, предупреждающих о приближении нового кризиса (хотя если бы надежная система предупреждения о грядущем кризисе существовала, о самих кризисах, скорее всего, стали бы уже забывать). Можно просто впасть в фатализм, как это сделал еще летом Мировой банк, сухо напомнивший о «графике прибытия» кризисов, а они случаются раз в 10 лет. Последний был в 2008–2009-м, так что следующий, чуть запаздывая, вот-вот «подойдет к перрону».

А можно сосредоточиться на том, что мировой кризис 2008–2009 годов по существу так и не был преодолен. Наверное, по гамбургскому счету так бывает со всеми кризисами: они сменяются оживлением и подъемом, но семена нового кризиса уже посеяны. Тем не менее у кризиса 2008–2009 годов есть своя настораживающая специфика. Сам выход из кризиса совершенно недвусмысленно предполагал возвращение в него.

Кризис начался как долговой — «лечение» же заключалось не столько в расшивании долгов и восстановлении нормальных балансов расчетов, сколько в накачивании в экономику новых денег в виде ставшей модной политики «количественного смягчения». А дешевые деньги — приглашение к еще большим долгам, выплачивать которые по мере уже начинающегося кредитно-денежного ужесточения становится все сложнее. Движение происходит по кругу…

Если кто-то решит, что сказанное устарело, так как относится к событиям почти десятилетней давности, то вот самая свежая новость из этого ряда: 13 декабря Европейский центробанк заявил о завершении своей программы «количественного смягчения», по которой с 2015 года скупал на рынке гособлигации стран ЕС. В итоге в экономику было вброшено 2,6 трлн евро. Но результаты спорные: если в 2016–2017 годы рост ВВП еврозоны опережал рост ВВП США, то в третьем квартале текущего года годовой темп роста ВВП еврозоны упал до 0,2%. И многое говорит о том, что 2019 год для Европы будет трудным.

Замедление китайской экономики, также обремененной закредитованностью и долгами, — уже свершившийся факт. Между тем именно ЕС и Китай — крупнейшие торговые партнеры России, так что их затруднения отразятся падением спроса и, соответственно, цен на российское сырье.

Вот мы и десантировались на родную землю. Но пока речь шла только об общемировых факторах, предсказывающих в том числе и России мозолистый 2019-й. Можно несколько сузить прицел и добавить новые факторы.

Еще в первой половине 2018 года независимо друг от друга нобелевский лауреат по экономике Пол Кругман и аналитики Bank of America Merrill Lynch пришли к выводу, что зреют предпосылки для повторения кризиса наподобие азиатского, поразившего развивающиеся страны в 1998 году. Для России он памятен шрамом августовского дефолта. На этот раз главный двигатель кризиса — начавшееся ужесточение кредитно-денежной политики со стороны американской Федеральной резервной системы (ФРС), туда же сворачивает, как мы уже видели, и ЕЦБ. Суть в том, что повышение ставки ФРС повышает для инвесторов привлекательность американских активов в ущерб интересу к рискованным инвестициям на развивающихся рынках, откуда происходит отток капиталов, приближая кризис.

Дополнительный риск — мировые торговые войны, от которых больше всего пострадают слабейшие — то есть развивающиеся страны. Риски и повторного азиатского кризиса, и контузии в торговых войнах, замедляющих мировую экономику, а значит, и сокращающих спрос на сырье, в полной мере актуальны и для России как развивающегося рынка.

Но это еще цветочки…

«Поздравляю вас, гражданин, соврамши!»

Имеются (кто бы сомневался!) и не общемировые, а сугубо российские риски, которые в полной мере проявятся в 2019-м. В том числе и грозящие нам извне.

К последним относятся в первую очередь санкции. Их поток не ослабевает. К уже существующим и регулярно продлеваемым в 2019-м добавятся новые: это и второй «нервно-паралитический» пакет за отравление Скрипалей, и задержавшиеся на американской законодательной кухне новые законопроекты, и пока гипотетические санкции за «Северный поток-2», и инцидент в Керченском проливе. Рынок ждет запретов на инвестиции в российские гособлигации и на операции крупнейших российских госбанков с американскими активами (в частности, запрет на использование долларовых расчетов).

Сколько стоят санкции? Ответы экспертов разные, и каждый — со множеством оговорок. Факт — то, что в 2019 году санкции отметят первую пятилетку. В Bloomberg Economics сравнили прогнозные показатели, которых российская экономика могла бы достичь, если отталкиваться от ситуации конца 2013 года, с реальностью, и недосчитались 10% ВВП. Потери обеспечили главным образом санкции, из-за которых российская экономика за четыре года стала ниже той, что могла бы быть, на 6%, и падение цен на нефть. Оценку можно считать завышенной, но с тем, что негативный эффект от санкций будет нарастать, спорить глупо.

Парадокс в том, что в 2019 году ВВП станет ниже и из-за доморощенных решений властей. И ведь власти отдают себе в этом отчет. Самое же пикантное в том, что эти решения, оказывается, были вовсе не нужны. Речь идет о повышении ставки НДС с 18 до 20%. Рост любого налога, тем более такого вездесущего, как НДС, точно тормозит экономику. Этот непопулярный шаг власти оправдывали тем, что иначе неоткуда было взять деньги на исполнение заветного майского указа президента.

Что же, остается повторить за Коровьевым–Фаготом из «Мастера и Маргариты»: «Поздравляю вас, гражданин, соврамши!» В предстоящей бюджетной трехлетке в каждом году заложен профицит, существенно превосходящий поступления от прироста ставки НДС, так что фискальный нажим с нормальной экономической точки зрения попросту бессмыслен. Раздувание бюджетного профицита означает рост изъятий из экономики (отнюдь не пышущей здоровьем) ресурсов, которым не найдено применения. А значит, сделанный шаг вреден. Государство копит резервы на черный день — но так, что этот день все быстрее приближается.

Любопытно еще одно сравнение. Как известно, ударной темой экономической политики 2019-го, как и всей трехлетки, должны стать нацпроекты. В Банке России подсчитали, что макроэкономический эффект нацпроектов сможет лишь вернуть потери от повышения НДС и добавить к ВВП 0,2–0,3 процентных пункта. Драйвера более значительного роста, в котором так заинтересована российская экономика, из нацпроектов, увы, не получится.

Ложка меда в бочке нефти

Есть весьма колоритная и важная для 2019 года тема, в которой смешалось все — и мировая, и российская специфика, и геополитика, и правительственное предпочтение резервов в ущерб стимулированию роста. Это, конечно, нефтяная тема, которую позволяет развернуть под несколько неожиданным углом недавнее решение ОПЕК+ о еще одном сокращении добычи — на этот раз на 1,2 млн баррелей в сутки — на первое полугодие 2019 года.

У этого решения есть парадная сторона. Министр энергетики Александр Новак отрапортовал: первое сокращение добычи на 1,8 млн баррелей, державшееся с конца 2016 года, принесло в российский бюджет 5 трлн рублей. Предполагается, что эффект от нового сокращения будет скромнее, но все-таки соизмеримым.

Однако есть важная оговорка, о которой Новак, конечно, знает. В выигрыше от благоприятной, как ожидается, предстоящей динамики цен на нефть будет совсем не бюджет. На предстоящую трехлетку действует бюджетное правило, по которому госдоходы от экспорта нефти по цене выше $40 за баррель идут не в бюджет, а в Фонд национального благосостояния (ФНБ), то есть в копилку для будущих госинвестиций. Именно поэтому министр финансов Антон Силуанов заявил, что в 2019 году федеральный бюджет будет бездефицитным при цене в $40 за баррель; в 2017 году таким порогом бездефицитности для бюджета, по его словам, была цена в $60, в 2018-м — $50.

Резонен вопрос: в этом случае так ли уж нужно было России участие в соглашении о сокращении добычи нефти? Пополнение резервов — это, конечно, плюс, но есть и минус. Сокращение добычи нефти — это снижение ВВП.

Спор отнюдь не схоластический. По первоначальной информации, Россия была готова сократить свою добычу лишь на 150 тысяч баррелей в сутки, Саудовская Аравия настаивала на российском вкладе в общее сокращение в 300 тысяч. Разногласия стали известны рынку — цена нефти падала ниже $59. Потребовался полет Новака из Вены, где в штаб-квартире ОПЕК шли переговоры, в Санкт-Петербург, на встречу с Владимиром Путиным, откуда он привез согласие России сократить добычу на 228 тыс. баррелей — с октябрьского уровня в 11,4 млн баррелей. Многое наверняка решил геополитический расчет: во-первых, интересы укрепления отношений с Саудовской Аравией; во-вторых, как было не насолить Дональду Трампу, который призывал ОПЕК не снижать добычу.

Если же вернуться к экономике, то есть расчеты, по которым стоимостные показатели добычи нефти составляют 71,7% от всей добычи полезных ископаемых России, 26% от промышленного производства и 6,8% ВВП. Сокращение добычи нефти отразится и на других показателях. В Райффайзенбанке подсчитали: сокращение добычи нефти обернется минусом в 0,2 процентных пункта ВВП в 2019 году. Еще один «НДС»…

Есть, впрочем, и плюсы. Первый — в том, что без соглашения цена нефти покатилась бы вниз. Но этот плюс может легко превратиться в минус. Судя по скрипу, с которым Россия соглашается на новые сокращения, это оружие ОПЕК+ скоро затупится, и цены все равно откатятся. Второй плюс — пожирнее. На начало декабря объем ФНБ вырос до 5 трлн руб. в сравнении с заложенными бюджетом 2018 года уровнем в 3,8 трлн руб. В 2019 году наполнение ФНБ может составить 7,8 трлн руб., он может превысить 7% ВВП, а этот рубеж позволяет тратить средства фонда на инвестиции.

«Наполнение фонда столь ускоренными темпами — один из немногих источников, позволяющих рассчитывать на продолжение роста отечественной экономики в перспективе ближайших трех лет», — ищет оптимизм хотя бы в будущем главный аналитик «БКС Премьер» Антон Покатович. Но попробовать инвестиции ФНБ на зуб удастся, скорее всего, уже за пределами 2019 года.

Пока же пасьянс факторов, влияющих на российскую экономику, складывается так, что в 2019 году она — российская экономика — будет гораздо ближе к стагнации, чем к ускорению роста.

Заголовок в газете: Экономический капкан-2019
Опубликован в газете «Московский комсомолец» №27867 от 24 декабря 2018 Тэги: Кризис, Экономика, Налоги, Санкции, Финансы Персоны: Владимир Путин, Антон Силуанов, Дональд Трамп Организации: ЦБ РФ — Банк России ОПЕК Места: Россия

Экономический кризис 2019

В 2019 году, всех россиян ждет самый разорительный кризис. Мнение эксперта

Перед новогодними праздниками считается нормальным поднимать настроение населению страны обещаниями от правительства, что все в будущем наладится в государстве и будет хорошо. Но в этом году ожидаются самые тревожные праздничные дни, ведь 2019 год ничего хорошего нам не обещает. Эти мысли не дают покоя и мне, чисто из-за собственного профессионального любопытства, касающегося экономики России. Экономическая ситуация в РФ, мягко говоря, не самая лучшая, настраивающая к пессимизму, наводящая тревогу.

Неправильное «новогоднее ралли»

У сотрудников бирж есть профессиональное понятие, касающееся резкого роста оценочной стоимости ценных бумаг, после чего биржевики ждут хороших новостей. В этот период биржи начинают закрываться перед новогодними и рождественскими праздниками. В этом же году карт инка совершенно иная – она получила лично от меня название «ралли наоборот». Ежедневно нам приходится выслушивать, а мне еще и наблюдать в силу своей профессии, плохие экономические новости.

Например, падение нефти в цене с 61 доллара до 50, падение рубля (курс доллара по отношению к нему вырос всего за несколько дней на 3 рубля, а евро на 4 р.). Помимо этого наблюдается уменьшение цены всевозможных акций на биржах (сперва эта тенденция наблюдалась в Америке, Японии, Китае, теперь и в Российской Федерации). Наряду с этим падают рынки валют, сырья, фондов. Постоянно отслеживая столь не радужную картину, я априори не могу говорить о хорошем будущем, думать о праздниках, находясь в постоянно активированном режиме ожидания катастрофы.

Что происходит и кто тому виной?

Можно бесконечное количество раз говорить о том, что в сложившейся ситуации виноваты Соединенные штаты Америки. Что это американский президент спровоцировал все своей риторикой, а местные сланцевики добились всего этого своей ударной добычей ресурсов. Именно это привело к падению цены соглашения ОПЕК и обрушению стоимости барреля.

Здесь же можно обвинить Федеральную резервную систему, поднявшую ставку, поставившую зеленую валюту в наиболее выгодное положение, нанесшую непреодолимый удал по другим денежным единицам, включая рубль. Американские законодатели и исполнители не умеют договариваться по бюджетным тратам, руша фондовые рынки. Да еще и новые штрафные санкции, введенные против Российской Федерации той самой злополучной Америкой. Все ветви американской власти сходятся в едином желании – ограничить финансовую сферу для РФ.

Грешить на США можно хоть каждый день по сто раз, но ситуация не поменяется в лучшую сторону – удар придется по России, как это было буквально 10 лет назад. Российская Федерация уже давно является, пусть и незначительной, частью глобального рынка, живущего по правилу, что Америка всегда задает всему миру здоровый или нездоровый экономический климат. Так что упоминания Трампа, государственного департамента, ФРС и доллара всегда будут присутствовать в любой статистике и проблеме.

Какие экономические угрозы ждут нас в 2019 году

С 1 января грядущего года россиян ожидает настоящая куча проблем, сотворенных руками далеко не «дяди Сэма», а правительством Российской Федерации и нашими народными избранникам. Именно они ввели ряд законопроектов, которые негативно сказываются на общей экономической картине и благосостоянии каждого россиянина в отдельности. Это налоги на добавочную стоимость, увеличение стоимости акцизов, топлива, тарифов за жилищно-коммунальные услуги.

Помимо старых увеличенных поборов, на нашу голову свалится целый ряд новых налогов, тарифов на вывоз мусора, всевозможные экологические и курортные сборы. Все это негативно скажется на полноте кошельков российских граждан. Когда правительством принимались и утверждались все вышеперечисленные нововведения, они вряд ли задумывались над тем, что благими намерениями они лишь делают хуже для населения. Причиной тому стали излишне амбициозные национальные проекты. Все это время баррель рос, зашкаливая за 80 долларов, инфляционный уровень был рекордно низким, а рубль отличался стабильностью.

Сейчас же дела обстоят иначе – ситуация становится действительно критической. Проблема заключается в том, что факторы, идущие от российского правительства и Америки, будут срабатывать синхронно, обрушаясь на головы россиян. Аналитики с нетерпением ждут ситуацию «идеального шторма» в экономике России, которая приведет к глубочайшему финансовому кризису. Кто-то может обвинить меня в паникерстве, но давайте вместе припомним 2008 год, когда фондовые рынки США обвалились или 2014 год, когда из-за введенных штрафных санкция почти в два раза упала цена на нефть.

Ваше мнение, будет ли финансовый кризис в 2019 году?

Экономический кризис 2019

В 2019 году начнется новый экономический кризис

Просевший на этой неделе на 2% финансовый рынок в США и последовавшее за ним резкое падение цен на нефть — первое дыхание грядущего мирового экономического кризиса. Для России он обернется падением рубля и ростом инфляции.

Пока что наибольшие потери несут технологические корпорации. Пятерка крупнейших IT-компаний (Facebook, Apple, Amazon, Netflix и Google) буквально за день потеряла больше триллиона долларов, показав самое большое падение со времен экономического кризиса 2008 года. Вслед за этим буквально за день на 7% просели и цены на нефть (до уровня 61,71 долларов за баррель), показав минимумы декабря 2017 года.

Текущее падение на финансовом рынке объясняется нервозностью рынка, считает главный экономист консалтинговой компании «ПФ Капитал» Евгений Надоршин. «У этой нервозности есть причины. Ситуация в отдельных сегментах мировой экономики выглядит неустойчивой. В международной торговле наступает кризис, а от Китая и США ожидают замедления темпов роста экономики», — рассказал он «URA.RU». Напомним, в середине 2018 года США фактически объявили торговую войну Китаю, серьезно подняв пошлины на целый ряд товаров из Поднебесной. Китай ответил аналогичными мерами.

Конфликт главных экономических держав косвенно затрагивает и Россию, говорит аналитик «Открытие Брокер» Тимур Нигматуллин. «Из-за конфликта США с Китаем замедляются глобальная торговля и общий экономический рост. А это снижает спрос на сырьевые товары. Кроме того, негативный фон на фондовом рынке вредит и российским компаниям. Тот же „Яндекс“ торгуется как в Москве, так и в Нью-Йорке, и если американский фондовый рынок падает, то падает и „Яндекс“», — рассказал он «URA.RU».

Впрочем, главной проблемой остается падение цен на нефть. Она дешевеет не только из-за замедления мировой экономики. США намеренно давят на производителей нефти, говорит директор Института актуальной экономики Никита Исаев. «В контексте грядущих президентских выборов Дональд Трамп собирается понизить стоимость бензина для американских граждан. Для этого США будут использовать все имеющиеся у них инструменты: расширение собственных запасов нефти, давление на страны ОПЕК», — рассказал он.

По его словам, снижение цен на нефть выполняет и важную внешнеполитическую функцию: ослабляет ключевых врагов США на международной арене — Россию, Иран и Венесуэлу. Исаев уверен, что к концу 2018 года нефть стабилизируется в районе 60-65 долларов за баррель, а в следующем году начнет движение к 50 долларам.

Для российской экономики это обернется кризисом, считает он. «В бюджете заложена цена на нефть в 63,4 доллара за баррель. Падение цен на нефть ниже этого уровня означает пересмотр основных показателей экономики, снижение уровня доходов, увеличение налоговой нагрузки, снижение соцрасходов», — говорит Исаев. Россияне обязательно почувствуют это на себе: в случае кризиса инфляция перевалит за 10%, считает Исаев (сейчас Банк России планирует инфляцию на 2019 год в районе 5,5%).

В остальном мире кризис начнется чуть позже, считает экономист Антон Шабанов. Он полагает, что нынешние торговые войны и перегрев на фондовом рынке запустят глобальный кризис лишь к концу 2019 года.

Экономический кризис 2019

Идеальный шторм: 2019 год принесет жесточайший кризис

Уходящий 2018 год может остаться последним относительно спокойным годом перед тем, как в мире разразится очередной экономический кризис, по масштабам заметно превосходящий кризис 2008 года.

Издание Bloomberg опубликовало график. Из него следует, что предстоящие 3 года страны с развивающимися рынками столкнутся с выплатами по корпоративным долгам, которые достигнут не просто пика, а исторического максимума. Страны просто не «потянут» такие выплаты. В таких условиях крупнейшие компании начнут «пылесосить внутренний рынок, либо задерживать экспортную выручку за рубежом». Об этом пишет блогер Андрей Нальгин.

Как следствие, на рынке будет сокращаться предложение. Проблемы с удовлетворением спроса начнут возникать не только у «экспортеров, но и субъектов, ориентированных на внутренний рынок». Все это не может не сказаться негативно на мировом валютном рынке.

Россия к такому развитию событий подготовлена плохо. Во-первых, страна находится под давлением санкций США и ЕС. Инвесторы понимают, что антироссийские санкции скорее всего будут сохраняться десятилетиями, а потому предпочитают держаться от России подальше.

Читайте также

Во-вторых, монетарная политика экономического блока как таковой экономикой почти не руководствуется в своих действиях. Решения принимаются запоздало и невыверенно. От этого проблемы только растут.

Катализатором кризисных явлений в наступающем году может стать торговое противостояние США и Китая. КНР вполне вероятно столкнется с проблемами при рефинансировании долгов. Подрыв доверия инвесторов будет иметь место не только в случае с Россией, но и всеми странами БРИКС.

Кроме того, в США растет вероятность очередного циклического спада в экономике. «А если уж с экономическим спадом столкнутся одновременно США и Китай, на рынках разразится новый идеальный шторм», — заключил Нальгин.

В Минфине РФ отчитались о сытном 2018-м

Сегодня первый замминистра финансов Татьяна Нестеренко выступила на заседании Комитета Госдумы по бюджету и налогам. Обсуждались поправки в бюджет на 2018-2020 годы.

Как сообщает «Парламентская газета», Нестеренко в ходе выступления заявила, что в текущем году доходы бюджета оказались выше ранее запланированных на 1,9 трлн рублей. Это плюс 1,3% к ВВП. Доходы от нефтегазового сектора составили 46,5%. Дополнительные средства, полученные с продажи энергоносителей, уйдут на пополнение Резервного фонда. Ожидается, что к 2019 году в фонде будет собрано 6,4 трлн рублей.

Как подготовиться к кризису 2019-2024 годов

Сегодня Россия переживает второй серьезный экономический кризис за последнее десятилетие. Он заметно отличается от первого. Хотя в 2009 году снижение ВВП составило 7,9% против 3,8–4,0% в 2015-м, большинство показателей нового кризиса выглядит значительно хуже, чем во время предшествующего. Кроме того, что особенно тревожно, новый кризис не порожден мировым экономическим замедлением. Скорее напротив: он разворачивается в условиях, когда глобальная экономика постепенно выходит из периода неустойчивого роста. То есть это сугубо российский кризис.

Экономика России не адаптировалась к новым ценам вопреки мнению Минфина: они продолжают давить на нее и закладывать основания для будущего спада. Никакого развития промышленности не наблюдается. Минфин поведал на днях, что в 2017 году нечем будет выплачивать зарплату бюджетникам.

Оценивая всю историю «путиномики» (не в обиду путинским экономистам будет сказано) с самого ее появления в начале 2000-х годов, можно разделить этот этап российской истории на три — что примечательно — практически равных по продолжительности периода. Первый из них, с начала 2000 года по весну 2008-го (около восьми лет), был периодом экономического подъема, обусловленного как минимум тремя обстоятельствами: во-первых, улучшавшейся внешнеэкономической конъюнктурой и поступлением нефтедолларов; во-вторых, ростом доверия инвесторов и притоком иностранных инвестиций и кредитов; в-третьих, повышением доходов населения и стремлением граждан не ограничивать себя в тратах.

Второй период, с середины 2008 года до конца 2015-го (тоже около восьми лет), стал периодом хозяйственной стагнации, вызванной одним главным фактором — бездарным бюрократическим управлением экономикой и безответственными политическими играми властей. Показатели 2008 года не были превышены ни за счет масштабной (но не слишком эффективной) антикризисной программы 2008–2009 годов, ни за счет «патриотической» мобилизации 2014–2015 годов. Доверие власти не конвертировалось в экономический рост, так как оно носило чисто популистский характер, в то время как предпринимательский климат уверенно разрушался. К концу 2015 года Россия пришла с имиджем непредсказуемой страны, в которой не защищены никакие права инвесторов, не действуют нормы международного права, и любые экономические интересы легко приносятся в жертву политике.

Нисходящая фаза может равняться по продолжительности фазам подъема и стагнации, то есть составит также около восьми лет — с середины 2015 года до конца 2023-го. Этот период не станет временем национальной катастрофы; экономика России будет медленно умирать (в случае, конечно, если власти не начнут реально большую войну или предпримут переход к полной автаркии), сокращаясь на 2–3% в год или чуть больше, но не срываясь в «штопор». Основной удар население ощутит после выборов — в 2019 году.

Уровень поддержки власти, ощущение угроз, исходящих от внешнего мира, масштабы эмиграции вменяемого населения и его замещения иммигрантами из постсоветских стран, а также другие факторы этого же ряда вполне позволяют сохранять политическую устойчивость режима даже при сокращении текущего потребления населения на 40–50%. Власть может повышать градус агрессивной риторики, и нет оснований полагать, что «холодильник» в ближайшие годы одержит верх над «телевизором», тем более что после благополучного прохождения избирательного цикла 2016–2018 годов никаких развилок не предвидится как раз до 2024-го. А там, может быть, и вынырнем.

Хороший вариант уехать, к черту, из страны до 2025 года. Точно же ничего хорошего здесь не будет. Колоссальный рост цен, обнищание масс, рост преступности и задавливание протеста.

Другой хороший вариант, трясти буржуев. Расслоение общества будет колоссальным.

Но самое разумное — готовится к кризису внутри страны. Уже сейчас начать скупать доллары. Выводить активы, если они есть из банковского сектора. Вкладываться в активы, которые будут приносить прибыль в условиях кризиса (бизнес с кратким производственным циклом, арендный бизнес). Совершить все главные покупки сейчас — потом все будет не по карману.

И все равно — этот кризис, как и многие другие, когда-нибудь закончится. Главное, выйти из него с наименьшими потерями для себя лично. Со страной при этом ничего не случится. Она непотопляема. Не надо думать о стране, не надо думать о других, позаботьтесь о семье — времена такие грядут.

Экономический кризис 2019

Кризис 2019 г. Прогнозы экономистов. Как пережить кризис.

Что такое мировой экономический кризис

Кризис – спутник развития мирового индустриального общества. Спад производства, излишки товаров на рынке вследствие снижения покупательной способности и безработицы, крах банковских систем и бумаг, разорение фирм.

Интересно, что определение “кризис” означает “суд”, “возмездие”. Своеобразная расплата за финансовые пузыри, за благополучные годы.

К 20 веку кризисы перестали затрагивать несколько стран. Результатом глобализации стали мировые экономические кризисы. Кроме того, с развитием интернета в экономической сфере на рынках ценных бумаг стали появляться не только государственные компании и монополии, но и множество мелких игроков, а также отдельных трейдеров. Крупные игроки, выступая против рынка и теряя миллионы на сделках, обрекают более мелких на проигрыш или полное разорение.

Мировые кризисы возникают на фоне формирования пузырей. Вспомним нулевые и крах доткомов, когда массово вкладывались в интернет-проекты. Мировой кризис 2008 г. начался с ипотечного кризиса в США и затронул кредитную сферу многих стран.

К настоящему времени экономисты могут просчитать и спрогнозировать цикличность кризисов. Циклы длятся примерно 7-12 лет.

Признаки приближения кризиса:

  • сильно раздутые пузыри (кредиты, ипотеки)
  • сильный рост рынков с резким обрушением
  • финансовая цикличность. Аналитики заметили, что кризисы происходят примерно через равные промежутки времени.

Кризис в 2019 году. Есть ли предпосылки?

В мире экономический рост на первый взгляд стабилен. В качестве рисков эксперты называют торговые споры, неустойчивость финансовых рынков, климатические риски. Основные факторы, которые мешают развиваться экономике и могут способствовать мировому кризису в 2019 году – это торговые войны между США и Китаем, а также крупные внешние долги ряда стран.

Экономисты обращают внимание на рост ставки ФРС. Но при этом говорят, что кризисы проявляются через 1-2 года после ее повышения. В течение 2019 года США планируют повысить ставку ФРС 4 раза. Циклический спад экономики США можно ожидать в 2020-2021 г.г.

Рост экономики к этому времени тоже замедлится. Если в 2017-2018 г.г. рост составлял 3,7% , то к 2021 г. планируется снижение до 3,5%.

Дмитрий Белоусов, руководитель направления Центра анализа и прогнозирования макроэкономических процессов: “Пока опережающий индикатор кризиса не вышел даже на среднее значение, он остановился на границе средних значений, соответственно, мы, скорее всего, в следующем году кризиса не получим. Хотя, учитывая масштабы, я бы не стал это гарантировать“.

Эксперты подчеркивают, что никто в мире не заинтересован в глобальном экономическом кризисе. В январе 2019 года в Давосе состоялось заседание МВФ. Глава фонда Кристин Лагард сообщила, что “мировой кризис не ждет за углом”. Лагард отметила, что мировая экономика растет медленнее, чем прогнозировалось, а значит, растут и риски.

По словам Лагард, высокие тарифы и возрастающая неопределенность в развитии торговой политики приводят к снижению стоимости активов и высокой волатильности рынков. А это в свою очередь приводит к ужесточению условий финансирования даже для развитых экономик.

Причины кризиса 2019 г.

Аналитики финансового агентства Bloomberg выделяют пять основных рисков, которые могут запустить кризис:

  • гигантский объем мирового долга (особое опасение вызывает растущий долг Китая и других развивающихся стран);
  • дорожающая нефть;
  • огромный корпоративный долг, возникший из-за мягкой монетарной политики последних десяти лет;
  • пузырь на рынке недвижимости Австралии, которую не затронули предыдущие кризисы и экономика которой растет 27 лет подряд. Эксперты считают этот риск наименьшим для запуска кризиса во всем мире.
  • вопрос Brexit и возможный выход Италии. Европа дестабилизирована и проблемами во Франции, в Германии происходит смена политических поколений.
  • попытки Китая занять лидирующие позиции на мировом рынке, потеснив США. Между странами разгорелась торговая война, которая обрела новый виток в 2019 году и может стать причиной кризиса.
  • повышение ставки ФРС США. Цель повышения – снижение возможной инфляции, но это ведет к снижение производства, а значит, ВВП в целом.

Мировые звезды финанализа Сэнди Джадейджа (один из 50-ти самых влиятельных людей на финансовых рынках, который консультирует правительства и королевские семьи) и Роберт Кийосаки (известный гуру предпринимательства и финансовой грамотности) предрекают мировой кризис в 2019 году. По их мнению, этот финансовый спад будет глобальным и достигнет масштаба мирового кризиса 2008 года, а возможно, даже и масштаба 1929 года (начало Великой депрессии 1929-1939 гг.). В основе таких предположений – завершение 84-летнего финансового цикла.

Каким будет новый кризис?

Мировой кризис 2008 года был долговым. Для выхода из него нужно было не только раздать долги, но и вводить новые деньги.

По сравнению с кризисом 2008 года, новый кризис 2019 года будет менее разрушительным. Сейчас на рынке меньше ликвидности, соответственно, и кризис будет не таким глубоким, но более затяжным.

Падение американской биржи прогнозируется на 20%, валюты – около 14%, а рынки развивающихся стран – 48%.

Основной удар примут на себя развивающиеся страны, они пострадают больше, чем в 2008 году.

По словам банкира Андрея Люшина “для выхода из кризиса нужны либо вливания живых денег, либо резкий рост новой индустрии (читай: новый технологический уклад), либо резкий рост спроса на продукцию старой индустрии (обычно это военные поставки)”.

Достоверные прогнозы по новому мировому кризису появятся примерно за 2-3 квартала до наступления кризиса.

Общие признаки любого кризиса:

  • снижение валового национального продукта;
  • падение ценных бумаг;
  • снижение стоимости жилья (вследствие снижения покупательной способности);
  • уменьшение доходности бизнеса;
  • обесценивание национальной валюты.

Кризис 2008 года в России был показательным по всем пунктам.

Кризис в 2019 году в России

На мировой экономической арене Россия числится развивающейся страной. Основная опасность кризиса для развивающихся стран – отток капитала и уменьшение инвестиций.

Россия стоит перед выбором. Накапливать резервы, но при этом оставаться в умеренных темпах роста. Или развиваться, согласно указам президента, но повышение процентных ставок тормозит инвестиции.

У экономистов разные точки зрения будет ли кризис 2019 г. в России.

Положительная. Одни говорят, что России “поможет несчастье”: наша страна находится в относительной изоляции, госдолг сокращается, а инвестиции сокращаются уже несколько лет. Отток капитала стал постоянным процессом на протяжении последних лет. А значит, мы менее чувствительны к иностранным деньгам.

Экономисты напоминают, что серьезной проблемой в случае кризиса будет именно госдолг, а он сокращается. Временные сложности, связанные с выплатой долга, могут возникнуть при снижении цен на сырье.

Также в 2019 году начинает действовать бюджетное правило. Оно призвано снизить влияние нефтяных цен на экономику. Вырастут налоги с 18 до 20%, а значит, отчисления в бюджет. Будет создан Фонд развития, который будет заниматься вложениями в инфраструктурные проекты в размере около 0,5% ВВП в год.

Отрицательная. Противоположная точка зрения сводится к прежней зависимости страны от цен на энергоносители и сырье.

Так, цены на основной ресурс – нефть, по прогнозам аналитиков будут постепенно снижаться до 68 долл./барр. в 2019 г. и 63 долл./барр. в 2021 г. Такое понижение цены будет негативно влиять на ВВП и частично способствовать ослаблению рубля.

Наращивание экспорта нефти закончится, основная часть прироста будет происходить за счет нетопливных товаров и услуг. Динамика этих товаров будет зависеть от мировой экономики. Общее замедление роста экспорта товаров и услуг до 2,5-3,5% окажет негативное влияние на динамику российской экономики в 2019-2021 гг.

Девальвация рубля может привести к дефициту товаров на внутреннем рынке. Политика России может способствовать отсрочке кризиса, но рассчитывать на то, что мировой кризис не затронет нашу страну, опрометчиво.

Видео о причинах кризиса в 2019 году от Андрея Мовчана:

Предпосылки кризиса в России в 2019 году

Основные риски и возможные предпосылки для кризиса в 2019 году в России:

  • снижение цен на нефть. При постоянном бюджетном правиле нефть не оказывает столь значимого влияния на курс рубля, как это было в 2017 году. Но влияние цен на динамику рубля ощутимо.
  • завершение перехода к постоянному бюджетному правилу
  • повышение ставки НДС (частично компенсируется увеличением расходов бюджета)
  • инфраструктурные инвестиции смещены к концу 2019 года
  • повышение ключевой ставки или приостановка ее снижения
  • снижение ВВП, как следствие этих предпосылок.

Если влияние этих факторов ослабеет, динамика ВВП может нарастать, согласно прогнозу.

Вот как видят специалисты Высшей школы экономики 2019-2021 годы в экономике России.

По их оценкам, нефть будет дешеветь, а доллар постепенно дорожать. Самые высокие инфляционные ожидания приходятся на 2019 год. Этот же год будет характеризоваться меньшими инвестициями по сравнению с 2020 и 2021 г.г.

Прогноз приведен с расчетом на успех реформ и сохранение санкций без существенного ужесточения.

Как подготовиться к кризису?

Если следовать прогнозам аналитиков, мировой кризис в 2019 году не наступит. У нас есть еще год-полтора, чтобы подготовиться к нему и постараться сберечь свои сбережения. При худшем раскладе, с условием кризиса в 2019 году – полгода.

Что нужно сделать, чтобы хотя бы не потерять накопленное? Советы экспертов можно свести к следующим пунктам:

  • запасаться твердой валютой. Накопления переводить в доллары. Хранить сбережения можно на депозитах в госбанках или “под подушкой”.
  • физическое золото или серебро. Столько же или чуть меньше, чем в валюте.
  • создание команды. Надежного семейного тыла и/или коллег, партнеров по бизнесу. Тех людей, которые будут поддерживать и разделять ваши идеи.
  • готовность меняться, прокачивать свои компетенции.

Сбережения

В преддверии кризиса сбережения в рублях или валюте стоит хранить так, чтобы можно было быстро снять. Если вас прельстили высокие проценты по депозиту в банке, уточните возможность досрочного расторжения договора. Лучше потерять проценты, чем значительную часть суммы.

К депозиту можно привязать карту. В случае необходимости у вас будет быстрый доступ к этим деньгам, и вы сможете оперативно их снять в банке или банкомате. Если же сумма достаточно большая, узнайте об ограничениях на снятие наличных денег.

Недвижимость

Один из популярных способов инвестирования – вложение денег в недвижимость. Но кризисы 2008 и 2014 года показали, что вместе с покупательской способностью рухнули и цены на недвижимость. Те, кто купили ее на панике, продавали через несколько лет по более низкой цене.

В 2018 году стоимость жилья в целом по рынку демонстрировала определенный рост, но если смотреть последние три года, средние цены за «квадрат» неуклонно снижались: суммарно к нынешнему декабрю они показали двухпроцентное падение. Таким образом, даже ранее отлично работавшая идея вкладываться в новостройки, чтобы затем продавать эти же объекты на рынке «вторички», перестала быть эффективной. В сегменте недвижимости “премиум” цены продолжают расти.

В 2019 году вступит в действие новый закон в сфере строительства Эксперты прогнозируют рост стоимости за квадрат в новостройках. Поэтому для тех, кто хочет купить жилье по низкой цене стоит обратить внимание на проекты с долевым участием, которые до середины 2019 года еще могут быть начаты застройщиками. При этом нужно выбирать надежную строительную компанию, которая следует всем правилам долевого строительства, особенно вступившим в силу в начале 2018 года.

В противовес положительным прогнозам некоторые эксперты считают, что покупка недвижимости в 2019 году – невыгодное капиталовложение. Каждый год цены на продовольствия, одежду и много другое повышаются, при этом зарплаты остаются на том же уровне, либо понижаются.

Неплатежеспособность граждан вынуждает застройщиков устраивать всевозможные акции и понижать цену жилья любыми способами. Из-за складывающейся тенденции, эксперты прогнозируют не только понижение цен на недвижимость, но и качества ее исполнения.

Навыки и компетенции

Подготовка к кризису выражается не только в накоплении, но и в саморазвитии. Возможность уловить направление. готовность к новому, умение приспособиться к меняющимся условиям. Каждый год появляются новые профессии и отмирают старые. Одно из перспективных направлений – это направление искусственного интеллекта, роботы, медицина, электромобили и их обслуживание. Также будут актуальны производство продуктов питания и их продажа, аптеки, сельское хозяйство, услуги безопасности. Это те сферы, которые после кризиса могут быть очень востребованы.

В период Великой депрессии (1929-1939) главную ценность представляли еда, жилье и другие базовые физиологические потребности человека, которые находятся на нижнем уровне пирамиды Маслоу. Те люди, которые смогут предоставлять “базовые” услуги, будут в выигрыше и после кризиса 2019 года.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector